История театра

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
Глава 1

Предыстория: «Театр как-то особо ладился…»

Глава 1 Историю театра на Камчатке принято вести от 21 апреля 1933 года, когда труппа профессиональных артистов дала первое представление в Петропавловске. Но наш театр имеет и вполне официальную предысторию, уходящую своими корнями во вторую половину XIX века. С самого начала театр был тесно связан с жизнью края.

В 1850 году в должность первого губернатора Камчатки вступил Василий Степанович Завойко, который внес значительный вклад в развитие города. За пять лет его правления увеличилось население Петропавловска (с 370 жителей в 1850 году до 1594 в 1854 году). Были реконструированы портовые сооружения, возведены десятки хозяйственных зданий и частные дома.

Губернатор занимался не только экономическим, но и культурным развитием города. При нем был учрежден любительский театральный кружок. Офицеры, моряки и служащие спасались от скуки, неизбежной спутницы камчатских метелей, а заодно и развлекали местное население.

Из воспоминаний Н.А.Фесуна, офицера, служившего на фрегате «Аврора» (фрегат принимал участие в героической обороне Петропавловска в 1854 г.): «театры разыгрывались нашими моряками в Японии, … давались близко в соседстве к полюсу, в экспедициях… Театры везде и всегда – самое действительное и удобное средство для развлечения, в особенности зимой в таких благословенных странах, как Камчатка…До глубокой осени у нас было много дела, как по устройству батареи, так и вообще по изготовлению средств будущей обороны порта. Потом зимой пришла раз почта, два или три бала у губернатора, а там ничего более. И, конечно, изучение роли, репетиция, устройство декораций были занятиями не только приятными, но почти необходимыми. Несколько часов проходило незаметно, всем было, что делать, о чем поговорить, и время вообще шло, если и не особенно хорошо, то, по крайней мере, сносно».

Энтузиасты испытывали нехватку средств и материалов, но это только разжигало их азарт. К работе привлекали всех, в том числе и неграмотных. В «театре» ставили незатейливые сценки и представления для матросов, но не забывали и про серьезные произведения. Настоящим событием для жителей города и моряков, занимавшихся устроением оборонных сооружений порта Петропавловска, стала постановка в 1855 году гоголевского «Ревизора». Подготовка спектакля настолько занимала всех участников, что время текло с особенной быстротой. Проблема современного театра – нехватка исполнителей мужских ролей – не стояла перед военными гарнизонами, где роли были разобраны настолько успешно, что любой столичный театр позавидовал бы. И распределение ролей, и энтузиазм участников сделали свое дело. Бессмертная комедия имела ошеломляющий успех и разыгрывалась с таким увлечением, какого не знала столичная сцена. Спектакль был принят на ура, а небольшие огрехи воспринимались как необходимый элемент камчатской экзотики, в которой оживает гоголевский текст.

В 1855 году было принято решение перевести Петропавловский порт в Николаевск - на - Амуре. Губернатор и моряки покинули город, а большая часть гражданского населения перебралась вглубь полуострова. 31 октября 1856 года был подписан правительственный указ, по которому Камчатка была преобразована в округ новой Приморской области. Более чем на полвека культурная жизнь на полуострове затихла. Только после Русско-японской войны (1904-1905 гг.) царское правительство вновь обратило внимание на Камчатку. С новым всплеском социальной жизни продолжилось развитие непрофессионального театра. Любительский театр развлекал местных зрителей и участвовал в благотворительных акциях. Отвечая на запросы современности, энтузиасты полным ходом репетировали А.Островского.

В 1909 году исполняющим обязанности губернатора Камчатской области был назначен Василий Васильевич Перфильев. 7 апреля 1911 года он утвердил устав Петропавловского литературно-музыкально-драматического общества, а позже проект постройки первого любительского театра. Здание общества, построенное в 1912 году, располагалось по улице Большой (ныне Ленинской). Задачи нового общества были в основном развлекательными: кроме спектаклей давали балы, а с 1914 года киносеансы. Когда возникло предложение об установлении памятника-часовни на могиле павших в 1854 г. защитников города, театр принял непосредственное участие в сборе средств.
18 июня 1912 г. губернатором области был назначен действительный статский советник Николай Владимирович Мономахов, который сразу принял самое деятельное участие в работе литературно-драматического общества. Его жена Софья Михайловна и пятеро детей часто были заняты в представлениях, а сам губернатор уделял большое внимание строительству настоящей сцены. Открылся непрофессиональный театр в 1914 г. и просуществовал до 1917 г.

Несмотря на то, что в дореволюционные годы театр работал на Камчатке всего несколько лет, он заложил основу для развития драматического искусства. Государственные служащие того времени имели высокий образовательный ценз, и передовые люди, попавшие волей судеб на службу на Камчатку, не могли не посвящать свое свободное время искусству. Неизбывная тяга к прекрасному спасала их от тоски островного бытия и компенсировала оторванность от большой земли. Жизнь в городе на краю земли обретала новый смысл, ставший особо актуальным в советское время.

Глава 2

ТРИДЦАТЫЕ ГОДЫ: "ДОРОГУ РАБОЧЕМУ ТЕАТРУ!"

Глава 2

В 1923 году на Камчатке установилась советская власть. Для освоения природных ресурсов полуострова 4 июня 1927 года было создано Акционерное Камчатское общество (АКО). Началось строительство рыбоконсервных заводов и баз. Активно развивался транспортный флот, лесная промышленность, сельское хозяйство. На Камчатку приезжали тысячи рабочих и специалистов. За первые годы деятельности АКО численность населения значительно увеличилась. Только в Петропавловске она выросла с 2806 человек в 1926 году до 43619 человек в 1939 году. 

Менялся не только численный состав населения. На полуостров приезжали судоводители, механики, инженеры и учителя. В этих условиях остро стоял вопрос о развитии культурной жизни, о продолжении театральной традиции. 

В первые годы театру пришлось преодолеть злокозненность судьбы и сопротивление истории, но, возможно, без пережитых испытаний не произошел бы естественный отбор людей, влюбленных в свое дело и способных служить ему в любых условиях. Профессиональным артистам предшествовали группы самодеятельности, устраивавшие культурно-массовые мероприятия в городе и поселках. 

В 1931 году самодеятельные группы города и поселков дополнились культбригадой из Хабаровска. Бригада Краевого Совета профсоюзов во главе с Георгием Николаевичем Гловацким прибыла на Камчатку 11 мая 1931 года. Молодой руководитель бригады, культработник Крайсовпрофа Г.Н.Гловацкий, был также музыкантом. Эта художественно-творческая бригада обслуживала зимой и летом организованные на побережьях рыбокомбинаты. Она оживила работу художественной самодеятельности в городе и районах и подготовила почву к организации театра. 

Г.Н.Гловацкий руководил работой Межсоюзного клуба в Петропавловске. По его инициативе кружки художественной самодеятельности стали регулярно показывать горожанам спектакли и давать концерты. Среди населения росла тяга к искусству, старожилы вспомнили театральные представления мономаховских времен, и областные власти решили организовать на Камчатке профессиональный театр. Несмотря на отсутствие подходящего здания и квартир для артистов, решили создавать постоянную труппу. Ответственность за исполнение этого поручения была возложена на председателя Облисполкома Г.Коренева и зав.облоно Т.Дейнеку. Они отправились на материк, чтобы изучить практику организации других театров. Неожиданным образом драматичное морское происшествие 1933 года ускорило решение этой проблемы. 

Зимой 1933 г. в Охотском море дрейфовал пароход «Сахалин». Он вышел из Владивостока еще 26 ноября 1932 года, взяв курс на север. Пароход двигался на Сахалин, в Оху, и вез среди прочих пассажиров артистов, завербованных для работы в местном драмтеатре. Однако судно встретило жестокий отпор Охотского моря. Пассажиры так и не доплыли до Охи, хотя до берега оставалось 50 км. Борьба с суровым морем истощила запасы сил, угля и продовольствия, и пароход был вынужден зайти в Японский порт Отару. Пополнив запасы, он опять пустился в путь, но море встретило его новым яростным ударом стихии. В довершение всех испытаний 12 января 1933 года на палубе начался пожар. Три дня пассажиры и команда мужественно боролись с ним и в итоге смогли сохранить корабль, но продолжать движение самостоятельно уже не могли. Из Владивостока навстречу терпящим бедствие вышли ледоколы «Добрыня Никитич» и «Свердловск». В течение нескольких недель они искали затерянный корабль, за судьбой которого следила вся страна. Только со второй попытки им удалось обнаружить его. 1 февраля ледоколы взяли «Сахалин» на буксир и 12 февраля доставили во Владивосток. Плывшие на пароходе артисты лишились всего театрального скарба, а это было серьезной потерей: артисты в те времена были обязаны покупать реквизит и костюмы на свои средства. Труппа Владивостока приняла участие в судьбе измученных путешественников и устроила в их честь благотворительный спектакль, на средства от которого удалось частично восстановить утраченное имущество. 

Дорога на Сахалин была закрыта, работы и сносных условий жизни во Владивостоке не было. Маясь от бесприютности, артисты согласились на предложение Г.Коренева и Т.Дейнеки, которые по воле случая находились в это время во Владивостоке, и отправились на Камчатку. Руководители области, в свою очередь, рассудили следующим образом: раз уж эти артисты смогли выдержать длительное сопротивление стихии, то условия работы на Камчатке им точно по плечу. И не ошиблись. 2 марта 1933 года с артистами были подписаны договоры, директором театра назначен В.П.Карин. Эта дата – юридический день рождения театра. 

На пути у артистов вновь было хмурое Охотское море, но на этот раз, словно суля будущий успех, оно встретило путешественников гораздо более приветливо. В конце марта на камчатский берег ступили десять первых профессиональных артистов: А.М.Сахаров, Н.С.Заботин, З.Г.Заботина, А.И.Чарин, В.П.Карин, Ю.А.Ланов, М.Н.Крамская, Л.М.Миляева, Д.Р.Славский, З.В.Мазуренко. Они вряд ли понимали глубокий смысл своих мытарств по Охотскому морю. Образ театра-корабля, мужественно идущего к своему зрителю сквозь шторма истории, навсегда станет символом Камчатского театра. 


Их первые шаги были нелегкими, но колоссальная энергия, упорство, бескорыстная преданность искусству и реальное ощущение необходимости людям сделали свое дело. Театру было передано здание Межсоюзного клуба, труппа приступила к репетициям и уже 21 апреля показала премьеру: в помещении клуба профсоюзов вместимостью 120 зрителей под горячие аплодисменты играли спектакль «Междубурье» по пьесе Курдина в постановке режиссера Николая Заботина. После премьеры «Междубурья» «Камчатская правда» в статье «Дорогу рабочему театру» писала: «Петропавловску буквально повезло, посчастливилось. В кои-то веки в город забрела настоящая, квалифицированная драматическая труппа. Несмотря на свою малочисленность, несмотря на отсутствие и намека на какие-либо технические средства, молодой и крепкий коллектив советских актеров все же начал свое большое культурное дело». 12 мая приказом облоно было узаконено существование театра, которому присвоили название Камчатский рабочий театр (КОРТ). 

Условия работы были сложными: тесное помещение, недостаток средств для оформления постановок, примитивное освещение, отсутствие налаженного быта актеров. Но в коллективе царили настоящая дружба и творческая взаимопомощь. Однако серьезной проблемой оставалась малочисленность труппы: десять человек и непрофессиональный режиссер-постановщик не могли справиться с запросами современности, удовлетворить все нужды зрителей и в полной мере проявить свой профессионализм. После показа пяти премьер, в числе которых «Междубурье» и «Лес», театр отправился на все лето в Усть-Камчатский район на гастроли. Артисты заслужили горячую благодарность жителей Усть-Камчатска не только спектаклями, но и помощью в разгрузке пароходов и чистке рыбы. «Отъезжающей группе наше общественное пожелание вернуться к нам с новым репертуаром еще раз», - говорили на прощанье усть-камчатцы. 

Пока артисты трудились в Усть-Камчатске, директор искал в Москве пополнение через актёрскую биржу труда (посредническое Бюро РАБИС). В результате осенью 1933 года в театр прибыли артисты В.П. Григоренко, Г.В. Боровикова, М.К. Южин, В.Г.Зеленин, А.Д.Муянов, К.Денисова, Н.А.Симонов, Е.С.Мошкова, театральный парикмахер Е.Д.Маслова. Во главе пополнения стоял известный русский режиссер Гаврила Владимирович Гловацкий («однофамилец или дальний родственник Г.Н.Гловацкого» - К.Родионов), воспитанник Петербургского Александрийского театра, заступивший на место главного режиссера Камчатского рабочего театра. Его приезд стал для города настоящей сенсацией. Он быстро завоевал аудиторию. Зрители и артисты горячо полюбили этого энергичного, преданного театру человека. Он многое сделал для театра, и его работа на Камчатке была по достоинству оценена присвоением звания Заслуженного артиста РСФСР уже в 1934 г. 

Такому творческому составу были по плечу серьезные работы. Сезон 1933-1934 гг. был открыт пьесой Н. Зархи «Улица радости» в постановке Г.В.Гловацкого. С этого времени театр выходил на широкую творческую дорогу. Были поставлены многие известные произведения советских драматургов: «Разлом» Б.Лавренева, «На дне» М.Горького, «Время, вперед!» и «Квадратура круга» В.Катаева, «Командные высоты» А.Фадеева. В марте 1934 года в театр пришла замечательная украинская актриса П.М.Таванцева, любимица зрителей, прожившая здесь насыщенную творческую жизнь. А 21 апреля 1934 года Камчатская общественность чествовала театр, отмечавший свою годовщину. 

В конце сезона 1933-1934 гг. театр отметился в одной из самых ярких страниц истории Советской Камчатки. В мае 1934 года на долю жителей полуострова выпала честь первыми встречать героев-челюскинцев, которые в течение двух месяцев боролись за жизнь в Ледовитом океане. С 29 мая 1934 г. Петропавловск был празднично украшен плакатами, лозунгами, портретами участников экспедиции и летчиков. И когда в бухту вошли пароходы «Смоленск», «Сталинград» и «Красин», все суда, стоящие на рейде, встретили их долгими гудками. На площади состоялся торжественный митинг, а вечером в театре — встреча челюскинцев с общественностью города. Зал рукоплескал челюскинцам и летчикам, которые еще раз пережили вместе со слушателями свою ледовую эпопею. Коллектив театра единодушно принял обращение, в котором горячо приветствовал героев Арктики, совершивших исторический подвиг в деле освоения Севера. После торжественной встречи был показан спектакль «Чужой ребенок» по пьесе В.Шкваркина, принятый публикой с большим воодушевлением. С этого времени на всех афишах театра появился портрет Отто Шмидта. 

Летом театр отправился на путину. Играли спектакли днем и ночью, а в свободное время чистили рыбу. В начале осени труппа снова пополнилась: из Вологды приехали артисты, супруги А.В. Славина и К.Д.Родионов.

Вклад, который они внесли в развитие театра, сейчас трудно переоценить. Александра Владиславовна Славина, за плечами которой к моменту приезда на Камчатку было двадцать лет работы в театре, отдала ему всю оставшуюся жизнь, создав на Камчатской сцене незабываемые образы. Константин Дмитриевич Родионов являлся не только замечательным артистом труппы, но и летописцем театра. Его воспоминания представляют ценнейший источник информации об истории театра вплоть до шестидесятых годов. 

Также прибыли артисты Е.М.Березницкий, А.Н.Градецкий, А.Л.Хохлова, А.М.Лебедева, О.С.Прусакова, А.К.Костич, Л.М.Михалин, А.Михеев, П.А.Иванов, Л.И.Перовский, П.Н.Черномор. Большим подарком для театра стали и прибывшие осенью 1934 года второй режиссер Ю. Г. Шелишпанов, художники В.П.Малахов и Ю.Черномор и первый на Камчатке профессиональный музыкальный квартет. 

Работа в театре шла полным ходом, за один сезон выпускались десятки премьер, на подготовку которых уходило от одной до трех недель. Такие короткие сроки объяснялись тем, что каждый артист располагал собственными реквизитом, гримом, костюмами, а помощь суфлеров позволяла не затверживать текст наизусть. Все это очень экономило время. Сезон 1934-1935 гг. был открыт пьесой Б. Киршона «Чудесный сплав», также зрители увидели на сцене театра «Гибель эскадры» А. Корнейчука, «Василису Мелентьеву» А.Островского, «Огненный мост» Б. Ромашова. В камчатской прессе, мало знакомой с жанром театральной рецензии, стали появляться первые отзывы о спектаклях. «Камчатская правда» характеризует «Огненный мост» как один из лучших спектаклей театра. Спектакль захватил публику революционной темой, убедительно ожившей на сцене. «Постановка выгодно выделяется из всего прежнего репертуара слаженностью ансамбля исполнителей, а это является главным достоинством спектакля…» Артист А.Н.Градецкий за роль Дубравина-отца удостоился похвалы и признания, а артист Перовский - напротив, порицания за неприятное однообразие сценического рисунка, создаваемое им из спектакля в спектакль. 


К осени 1935 года была хорошо разрешена жилищная проблема. Артистам передали капитально отремонтированный двухэтажный дом по улице Красинцев (ныне № 16). Все ведущие работники и семейные получили отдельные комнаты, и только молодежь селилась по нескольку человек в общих комнатах. Там же была организована столовая для работников театра, которая снабжалась рыбой из собственного подсобного хозяйства. 

По окончанию двухлетнего контракта многие актеры уезжали, на их места заступали новые. 11 ноября 1935 года в Петропавловск пришел пароход «Ильич», на котором в числе прочих пассажиров прибыли новые актеры: Сугробкин, Светланов, Юровская, Шелагин, Еремеев, Голубева, Смирнов, Новожилов, Доронович, костюмерша Шадурская, скрипач Менцер. Был среди них и студент режиссерского факультета ГИТИСа Владимир Андрианов, прибывший на полуостров для дипломной практики. Кумачовый лозунг «Добро пожаловать!» и сытный обед очень порадовали молодого практиканта. В своих воспоминаниях он пишет: «Камчатка мне казалась дикой, холодной стороной, и я никак не ожидал такой теплой встречи». Вряд ли он тогда подозревал, что название парохода, на котором он приплыл, окажется пророческим для его профессиональной судьбы. Артист отдал нашему театру пятьдесят насыщенных творческих лет, в течение которых десятки раз сыграл роль Ленина в различных постановках и первым на Дальнем Востоке получил звание Народного артиста СССР. 

Театральные сезоны для камчатских артистов в то время были круглогодичными. Каждое лето театр выезжал на гастроли на побережья. Артисты играли спектакли и по заданию партийных организаций выступали с лекциями и общественно-политическими беседами для рабочих. По бездорожью, на лошадях, собачьих упряжках и пешком, на хрупких суденышках по воде пробирались они в отдаленные уголки края, выступали на любых площадках, на улице, при свете луны и керосиновых ламп. По решению областных организаций с 1935 года труппа театра, разделившись на две бригады, бесплатно обслуживала рыбаков на комбинатах Восточного и Западного побережий Камчатки. Каждая бригада везла по три спектакля: так, на первый выезд взяли «Екатерину Порхову» Апушкина, «Хозяйку гостиницы» Гольдони и сборный спектакль из водевилей и концертных номеров. Также, по возможности, брали с собой передвижной кинотеатр с кинолентами и музыкантов. Гастрольные группы театра фактически являлись культбригадами и содействовали важнейшей задаче, которая стояла перед руководством области в эти годы – закрепить на полуострове на постоянное жительство десятки тысяч рабочих. С участниками поездки был проведен обстоятельный семинар по истории, географии и экономике Камчатки, по технике лова и обработки рыбы, по материалам последних решений партии и правительства. Несмотря на некоторые недочеты, эти поездки были очень эффективными и пользовалась большим успехом у рыбаков. 

За несколько лет гастроли по побережьям принесли артистам множество испытаний. Пеший переход на мыс Крещенный огнем занял почти весь день. Артистам пришлось пройти около сорока километров по бездорожью, полосой берегового прибоя, через речки и скалы. А все ради того, чтобы показать спектакль работникам отдаленной базы. Театр не просто обслуживал все рыбные базы востока и запада Камчатки, он еще и проходил весь путь пешком. И всюду история повторялась: обещанные 4-5 километров на деле превращались в десятки, или же путь проходил через ледяные торосы. Стремясь охватить спектаклями как можно больше зрителей, работники театра легко шли на преодоление всех трудностей и не останавливались ни перед какими препятствиями, иногда совершая настоящие подвиги. 

Летом 1936 года в Охотском море терпел бедствие пароход «Сязьстрой». Экипаж «Ительмена», который в это время курсировал по Западному побережью с труппой театра, пришел на помощь утопающим. Две тысячи пассажиров «Сязьстроя» были спасены. Больше половины из них рассадили по прибывшим на подмогу пароходам и отправили на берег. Представьте себе недоверчивое удивление оставшихся людей, которых после пережитой драмы пригласили на крышу камбуза на спектакль. Картина, потрясающая своим абсурдом, дополнялась тем, что актеры гримировались в камбузе, а попадали на импровизированную сцену через люк в потолке. Действие сопровождалось ритмичным гулом машин. Дымовые трубы камбуза служили столиками и периодически дымили из-под скатертей, когда внизу кто-нибудь случайно бросал что-то горючее в тлеющую печку. Зрители встретили представление с напряженным любопытством, словно не веря своим глазам и ожидая подвоха. Однако когда поняли, что опасаться уже нечего, стали реагировать с возрастающим интересом. И зрителями, и актерами овладело общее воодушевление. Музыкальный спектакль в открытом море, после ночи на краю гибели, наполнился особым смыслом и был принят «лучше, чем самый лучший спектакль в художественном театре». 

К 1936 году в театре было поставлено около шестидесяти пьес, из них более сорока – советских авторов. Русская классика была представлена, главным образом, А.Н.Островским, западная – П.Бомарше, Ж.-Б.Мольером, К.Гольдони. В начале 1936 года был показан первый спектакль для детей «Путь далекий» в постановке В.П.Андрианова. Художником спектакля был В.П.Малахов, автором музыкального оформления – Н.Н.Менцер. «Путь далекий» по достоинству оценили зрители и критика за занимательность и решение воспитательных задач. Тогда же, в январе 1936 года, был поставлен спектакль «Доллары» по драме К.Ростворовского. Довольно известная пьеса того времени, получившая премию на конкурсе в Кракове, привлекла внимание своей злободневностью. Однако пресса отнеслась к спектаклю не очень благосклонно: драма о вырождении польской деревни показалась излишне безысходной и не соответствующей задачам современного пролетарского театра. При высокой оценке игры актеров (Родионов, Юровская, Костич), их убедительности, искренности и отдачи, сам выбор материала подвергся строгой критике. Однако в целом театр пользовался неизменной популярностью, и билеты на спектакли раскупались мгновенно. 

Камчатка становилась все многолюднее, строились новые промышленные предприятия. Вместе с областью, которая переживала тогда экономический подъем, развивался и совершенствовался коллектив театра. Здание межсоюзного клуба было окончательно передано театру и капитально переоборудовано: на сцене построили вращающийся круг, пристроили склад декораций, увеличили зрительный зал, подстроили вестибюль. Зрители мечтали попасть в новое здание. Необыкновенным спросом в это время пользовался спектакль «Платон Кречет» по пьесе А.Корнейчука в постановке Г.В. Гловацкого. «Все желали приобрести билеты на первый спектакль в новом, отремонтированном театре 23 декабря, - писала в те дни «Камчатская правда». - Телефон не умолкал. Всякие распределения, списки не должны больше иметь места. Билеты надо продавать только через кассу… Спектакль имел большой художественный успех... его герои просты и искренни... Постановщик пьесы, заслуженный артист республики Г.В.Гловацкий, дал нам прекрасный спектакль. Отличительной чертой режиссера является тщательность отработки деталей постановки... Он открыл путь творческим возможностям исполнителей пьесы». 

Театр переживал настоящий подъем, но в июне 1936 г. произошло несчастье, не просто затормозившее работу, а поставившее под сомнение саму возможность дальнейшего существования театра на Камчатке. От пожара погибло все то, что кропотливо, с любовью создавалось несколько лет: сгорело здание и все имущество театра. Сейчас трудно сказать, что послужило тому причиной: роковое стечение обстоятельств или чья-то преступная рука. Несомненно, настораживает тот факт, что пламя занялось именно во время отсутствия коллектива, когда артисты были на выездах и не могли помочь в тушении пожара. В это время театр двумя бригадами обслуживал рыбаков Западного и Восточного побережий Камчатки, в это время героически спасали пассажиров «Сязьстроя». Да и вряд ли их присутствие изменило бы ситуацию: деревянное здание выгорело дотла всего за два с половиной часа. В городе находились Г.В.Гловацкий и А.В.Славина, но им оставалось только оплакивать пепелище. Возможно, сыграло свою роль и то, что далеко не все гражданское население и власти разделяли мысль о необходимости театра на Камчатке. Отношение к артистам как к чудакам, не производящим ничего полезного, а иногда – как к интеллигентам-вредителям, тайно проводящим подрывную деятельность, было довольно характерно для первых лет Советской Республики. Коллектив был разновозрастным, в нем, наряду с юным и благонадежным кандидатом в коммунисты Андриановым,  были артисты, весь образ и сценическая культура которых напоминали о дореволюционном театре. И как бы ни были лояльны к власти Г.В.Гловацкий и А.В.Славина, каким бы патриотическим восторгом ни дышали воспоминания К.Д.Родионова, нельзя исключать, что сам факт их существования вызывал жгучее раздражение, своего рода классовую ненависть «кухаркиных сынов», попавших во власть. Как бы там ни было, стихия, природная или человеческая, опять вмешалась в жизнь коллектива. В 1936 г. пламя уничтожило театр, рождению которого оно же способствовало три года назад, когда вспыхнул пожар на палубе «Сахалина». Все пришлось начинать сначала. 

По возвращению в город актеры узнали, что в связи с отсутствием другого помещения решено временно закрыть театр. Власти области успокоили труппу: они планировали осенью приспособить под нужды театра здание партпроса и дать артистам возможность возобновить работу. Но из-за нехватки ресурсов дело затормозилось. В те годы не хватало людей и средств для постройки обычного жилья, что уж говорить о театральном здании. Вскоре многие артисты получили расчет. Они готовились отплыть на материк, чтобы переждать безвременье или найти работу в другом городе. Но старенький «Ильич» не мог вместить всех желающих, а дорога занимала слишком много времени. Артисты долго не могли уехать, время для трудоустройства в другой театр уже было упущено, а жители города при случае просили их остаться. Взвесив все за и против, многие сочли более разумным остаться на Камчатке. Родионову выпал шанс поучаствовать в автопробеге «Петропавловск-Мильково», и он, любитель природы и камчатской глубинки, с радостью воспользовался этой возможностью. Андрианов, Новожилов и Крамская быстро нашли себе дело. Но вскоре стало ясно, что вынужденный отпуск затягивается. Директор театра Кудельников, мало знакомый со спецификой камчатской жизни, не смог вовремя предложить альтернативные формы работы. Артисты, которые своевременно, еще в самом начале отпуска, не нашли занятия, были предоставлены сами себе. Найти же работу для всего коллектива власти не могли или, может, не хотели. Некоторые артисты покинули Камчатку. В 1937 г. по состоянию здоровья был вынужден уехать во Владивосток Г.В.Гловацкий. Театр вынужденно раскололся на несколько групп, которые, тем не менее, поддерживали постоянный контакт. Эти нелегкие времена стали настоящим экзаменом для тех, кто остался на полуострове. 

В.П.Андрианов нашел работу еще в начале отпуска. Он уже получил расчет в театре и едва не уехал во Владивосток, но был буквально снят с парохода. В обкоме партии ему предложили взяться за организацию самостоятельного театра рабочей молодежи (ТРАМ). Андрианов хорошо зарекомендовал себя как актер и режиссер и был единственным в театре кандидатом в коммунисты. Возможно, это и определило выбор партийных чиновников. Артист с жаром подхватил это предложение. Под его руководством ТРАМ стал серьезной творческой единицей города. Молодежный театр начал работать при обкоме ВЛКСМ, но потом неоднократно менял своих «покровителей». Вокруг него объединилось много одаренной молодежи, из которой впоследствии некоторые стали профессиональными мастерами сцены (Маловечкина, Горбухов, Барашкова и др.). «Вот уже два месяца ведет свою работу театр, - писал в те дни о ТРАМе корреспондент «Камчатской правды» А. Риэль. - В ноябре велись исключительно теоретические занятия, в декабре приступили к работе над конкретным материалом... По вечерам в малом зале Дома партпроса шумно и оживленно. Идут репетиции, теоретические занятия, тут же пишутся декорации». Работа над премьерой началась 5 декабря, а спустя месяц с небольшим 12 артистов представили ее зрителю. ТРАМ, расположившийся в здании партпроса (ныне - здание Краевого объединенного музея по адресу Ленинская, 20), показал петропавловцам свой первый спектакль 15 января 1937 года. Материалом для премьеры была избрана старинная французская пьеса неизвестного автора «Пройдохи» (по сведениям К.Родионова, она называлась «Адвокат Патлен») с декорациями М.Н. Знаменского и музыкальным оформлением Н.Н. Менцера. Кочуя из клуба в клуб, ТРАМ успешно работал в городе и районах до 1942 года. 

Вторая группа артистов театра (Карин, Новожилов, Маслова, Крамская и др.) по приглашению завкома лесокомбината переехала в поселок Ключи. Здесь при участии заводских рабочих и служащих был создан самодеятельный театральный коллектив. В течение полутора лет он с успехом ставил русские классические и современные советские пьесы. Жители поселка увидели на клубной сцене спектакли «Без вины виноватые» А.Островского, «Волчья тропа» А.Афиногенова, «Квадратура круга» В.Катаева и другие. 

Третья группа вошла в коллектив Камчатского комитета радиовещания. В то время техника местного вещания была очень несовершенной. Все передачи велись только из студии, а музыкальные программы передавались в граммофонной записи. Трансляция Москвы и Хабаровска проводилась от случая к случаю. В этих условиях переход для работы на радио группы актеров, в числе которых были П.М.Таванцева, Д.А.Сугробкин и музыкальный квартет, сыграл положительную роль в развитии радиовещания на Камчатке. Другие артисты искали для себя временное занятие до момента въезда театра в другое здание. Они участвовали в выступлениях импровизированного кукольного театра, иногда работали на радио, вели занятия по технике речи и актерскому мастерству для учеников ТРАМа. Но ожидание затягивалось, а разовая работа не могла удовлетворить профессиональных запросов таких серьезных артистов как Славина, Родионов, Светланов и др. Они решили заняться организацией передвижного театра и обратились к властям области за помощью. Председатель облисполкома Мельников, не желая возиться и, возможно, разделяя вредную идею о ненужности театра на Камчатке, отмахнулся от артистов. Разговор с первым секретарем обкома партии Орловым был более воодушевляющим: он обещал помощь, если артисты сами найдут палатку. Светланов во главе энтузиастов вел переговоры с разными организациями. По иронии судьбы или из-за противодействия неведомых сил все достижения тут же сводились на нет. Театр был жертвой не только инертных (или, напротив, слишком деятельных) властей, но и жуткой бедности, в которой тогда пребывал советский народ. Профсоюз рыбников уже готов был предоставить театру палатку, но вдруг, без объяснения причин, отказал. Позже выяснилось, что облоно потребовало от рыбников, чтобы они, как «меценаты» театра, предоставили артистам другое жилье, взамен дома на ул.Красинцев. Количество артистов неуклонно уменьшалось (согласно воспоминаниям Родионова, к зиме 1937 г. их осталось всего шесть человек(!)), и их общежитие было решено передать учителям. Профсоюз рыбников, не располагавший жильем, решил вообще отказать театру в любой помощи. Председатель обкома профсоюза связистов Ющенко предоставил культпалатку, но малочисленный коллектив мог показывать там только номера из водевилей и работал очень редко. Артисты исчерпали все ресурсы, театр был на грани полного распада. В марте 1937 г., в столь сложное время, на помощь артистам пришел Георгий Николаевич Гловацкий, занимавший на тот момент должность директора парка культуры и отдыха Облпрофсовета. Тот самый человек, который способствовал развитию театра на Камчатке и прекрасно зарекомендовал себя при создании Парка на Никольской сопке, помог в организации передвижного театра. Он предложил юридически закрепить театр за Парком, предоставил артистам возможность выступать на его площадке и договаривался о выступлениях в клубах, общежитиях, цехах. Ядро театра составили оставшиеся в городе артисты Родионов, Славина, Светланов, Сугробкин, Таванцева. Потом прибыло пополнение из Ключей: Ломакин, Полянский, Семов и Кондратьев. Были привлечены и оказавшиеся на Камчатке актриса Варнавская и, позднее, способные любители - Савич, Летучев, Лобовиков, Степанова, художник Степанов. Театр давал спектакли в парке культуры и рабочих клубах, в общежитиях и даже столовых. 

И хотя приходилось кочевать по клубам, был создан ряд серьезных спектаклей, в числе которых – «Женитьба» Н.Гоголя, «Бесприданница» и «Не все коту масленица» А.Островского, «Великий Еретик» Персонова-Доброжинского, «Слава» В.Гусева. 

Жизнь театра снова стала налаживаться. Только новое здание строили очень медленно: средств на него по-прежнему не хватало, стройматериалы приходили с большим опозданием. Стало ясно, что 1938 год артисты встретят под открытым небом, но это было не так страшно, ведь теперь все они снова были вместе. И словно корабль, вышедший из шторма в штиль, а потом почувствовавший приветливый попутный ветер, театр встретил на своем пути неслыханную удачу. Летом 1938 года Госстрахом была отпущена значительная страховая премия театру. Это позволило пересмотреть первоначальный проект «театра-палатки» и задуматься о чем-то более значительном. Коллектив ожидали долгожданные приятные перемены, снова можно было смотреть в будущее с уверенностью. На Камчатку опять потянулись артисты, которых привлекала возможность работать в новом театре. 

В 1938 году труппа значительно пополнилась: приехали артисты Н.Н.Эльманович, О.И.Кузьмин, И.В.Калиновский, С.Н.Минаева, А.Ф.Раковский, В.Н.Румянцева, Н.И.Маковская, Н.Д.Митин, художественный руководитель Б.Д.Павлов, парикмахер С.Я.Вужевский, суфлер А.С.Меньшикова. К концу лета театр получил название «Камчатский областной драматический театр». На месте будущего здания велись строительные работы. Но вскоре коллектив, только оправившийся от пережитых волнений, снова почувствовал противодействие. Артисты, которые были на момент переименования театра в отпуске, еще не числились как работники «областного», а были приписаны к «городскому передвижному» театру, фактически расформированному. Эта формальность позволила тогдашнему директору театра уволить этих артистов по причине ликвидации самой организации. Причины этого поступка до конца не ясны: чья-то зависть, наговор, или пресловутый квартирный вопрос, который директор мог решить в свою пользу путем увольнения других сотрудников. В итоге создался конфликт внутри руководства: худрук Павлов ждал отпускников, потому что не хватало людей на постановку «Очной ставки» бр.Тур и Шейниной, а директор уже давно разослал телеграммы об увольнении. И хотя проблема потом была решена и приказ отменен, нервы артистов были изрядно подпорчены. 

В период культа личности артисты вообще вызывали особое подозрение. Будучи представителями интеллигенции, они часто находились «под прицелом». В общем у нашего театра в этом отношении счастливая судьба, возможно, из-за периферийного положения или загадочных покровителей. Но все же не обошлось без серьезных потерь. Труппа была выбита из колеи увольнением А.Ф.Светланова. К артисту, принявшему столь горячее участие в организации театра после пожара, коллеги и зрители относились с большой любовью и глубоким уважением. Причины его увольнения остались невыясненными, но явно были связаны с эпизодами биографии артиста, которые не подходили под мерки советского режима. Светланов принял известие очень тяжело и покинул Камчатку на ближайшем пароходе – и больше о нем никто никогда не слышал. Куда пропал человек, продолжилась ли его профессиональная судьба или он стал жертвой режима – все эти неразрешенные вопросы мучили его коллег долгие годы. Благополучные и востребованные артисты переживали не лучшие времена: муж П.М.Таванцевой И.Я.Кравченко был арестован по наговору, она была лишена квартиры и ютилась по съемным углам с маленьким сыном несколько месяцев. К счастью, супруга оправдали, и Таванцева с разрешения суда смогла снова приступить к работе. К 1939 году небо над театром снова стало проясняться. Хотя коллектив встретил начало года без художественного руководителя (из-за личных и профессиональных конфликтов Павлов уехал еще в декабре 1938), цементирующей силой вновь выступил Г.Н.Гловацкий. Если в 1937 году он не смог возглавить театр, потому что его не отпустил профсоюз рыбников, то теперь он возложил на себя обязанности директора и бессменно служил в театре до 1948 года. Уже виднелись очертания нового театрального здания. Область испытывала серьезную потребность в театре, и жители с нетерпением ждали его открытия. Сооружение нового театра было завершено осенью 1939 года. Пока строители трудились над отделкой здания, актеры готовили премьеру, тут же, среди строительного мусора. Театр попал под пристальное внимание властей, но теперь это имело положительные результаты. Секретарь обкома ВКП(б) Николин лично следил за ходом стройки, но не как надзиратель, а как настоящий помощник и радетель за театральное дело. Он настолько слился с рабочими, что к нему нередко обращались «товарищ инженер» или «прораб». Еще накануне сдачи были серьезные проблемы в кочегарке, не было отопления. Всю ночь Николин помогал слесарям и водопроводчикам, вспоминая свою первую рабочую профессию. И вечером 6 ноября, после торжественного собрания, посвященного Октябрьской годовщине, жители города смотрели спектакль «Последние» по М.Горькому. Закончилась пора странствований в поисках места для творческой работы. Коллектив получил в свое распоряжение специально приспособленное помещение. В театр возвращались многие из старых актеров, прибывали новые. Готовя очередной спектакль, они учились, повышали квалификацию, мастерство. Все это не могло не сказаться на идейно-художественном уровне постановок. В сезоне 1939-1940 гг. коллектив театра укрепился. Приехал художественный руководитель Е.А.Кашерининов, режиссер и актер Л.А.Агранович. В труппе состояло уже 25 человек. Артисты театра были воспитанниками разных театральных школ: МХАТовского направления, Камерного театра, Мейерхольдовской биомеханики. Разностильность несколько мешала им, но за годы работы они притерлись друг к другу и выработали общий художественный метод, который К.Родионов характеризует как «реалистическое искусство МХАТа и Малого театра». Несмотря на ежегодную смену художественного руководителя или вообще отсутствие оного, профессиональное мастерство труппы и качество спектаклей росло. За два года театр поставил 19 спектаклей, из них 10 – советских драматургов. Такие работы, как «Последние» и «Васса Железнова» М.Горького, «Заговор» Н.Вирта, «Волки и овцы» А.Н.Островского были оценены общественностью как серьезный успех театра. Преуспел коллектив и в постановке качественных комедий. Наиболее высокой оценки заслужили «Сады цветут» по пьесе Масса и Куличенко и «Жорж Данден» по Ж.Б.Мольеру. Наиболее удачные спектакли не сходили со сцены более десяти лет. В 1940-1941 годы коллектив возобновил гастрольные поездки по области. Но если раньше для таких выездов готовился специальный «летний» репертуар несколько облегченного характера, то теперь театр выезжал с капитальными постановками основного репертуара. В начале сороковых годов театр глядел в будущее с особой надеждой, развиваясь в бурном темпе вместе со всей областью. Но тут грянул роковой 1941 год…


Глава 3

СОДРУЖЕСТВО ГЕРОЕВ

1941 год начался для театра в обычном рабочем режиме. Коллектив был занят текущими постановками. Хабаровский краевой отдел по делам искусства в приказе от 1 февраля 1941 г., оценивая работу учреждений культуры, констатировал увеличение количества премьер в Камчатском театре (с 12 до 14), отмечал серьезное упущение – неосуществленную постановку «Оптимистической трагедии». В документе утверждался репертуар театра на сезон 1941-1942 гг., в который входили «Мой сын» Гергела и Литовского, «Взаимная любовь» Рубинштейна, «Падь серебряная» Погодина, «Егор Булычев» Горького, «На бойком месте» и «Поздняя любовь» Островского, «Свадьба Кречинского» Сухово-Кобылина, «Овод» по мотивам Войнич и «Мария Тюдор» Гюго. Приказ от 26.02.41г. обязывал театр дополнительно включить в репертуар пьесу Лермонтова и две современных советских пьесы, по одной для взрослых и детей. 

Несмотря на бесстрастный начальственный тон Приказов, в которых похвала похожа на порицание, это все-таки удивительно мирные документы. Они дают понять, что жизнь движется вперед, что на крепкой основе налаженного настоящего люди пытаются построить свое будущее. И тем более страшными представляются последующие четыре года, уничтожающие все достижения прошлых лет и ставящие целую страну на грань гибели. 

Нападение гитлеровских войск поставило перед советскими людьми задачу, от решения которой зависела судьба всего народа: «Все для фронта, все для победы». Были мобилизованы все силы, и учреждения культуры также не остались в стороне. И хотя отдаленная Камчатка вплоть до 1945 года не принимала непосредственного участия в боевых действиях, область и театр жили в едином ритме со всей страной, прикладывая неимоверные усилия, чтобы помочь освобождению Родины. Эти усилия не были бесплодными: в тяжелые военные годы, когда вся страна была объединена великим общим делом, театру удалось сохранить любовь зрителей и заслужить благоволение властей, что в условиях сложного времени было немаловажно. 

Когда война началась, театр находился на продолжительных (с 10 мая по 1 сентября) гастролях по Усть-Камчатскому району. Возвратившись в город, коллектив в соответствии с запросами времени, пересмотрел репертуар и включил в него пьесы военно-патриотической тематики. В конце ноября вышел спектакль «Смелые побеждают» по В.Гурину в постановке В.Андрианова. Спектакль был настолько своевременным, что зрители не обращали внимания на художественные недочеты. Настоящей удачей стала постановка в феврале 1942 г. режиссером С.М.Однопозовом пьесы А. Первенцева «Крылатое племя». «Камчатская правда» за 22.02.1942 г. писала о колоссальном эмоциональном воздействии спектакля: «Когда смотришь на игру артистов, то видишь на сцене товарищество героев, которые, презирая смерть, «стремя в стремя» сражаются с врагом... Коллектив театра вполне овладел новой для него военной тематикой… Уходя из театра, думаешь: с такими людьми наша родина непобедима». 

В спектакле «Любовь Яровая» (сезон 1941―1942 гг.) героика гражданской войны была созвучна подвигам в годы Великой Отечественной. Спектакли «Надежда Дурова» Липскерова и Кочеткова и «Новые похождения бравого солдата Швейка» Слободского – укрепляли веру в победу. Основу репертуара военных лет составляли спектакли «Нашествие» Леонова (1943―1944 гг.), «Русские люди» Симонова (1943―1944 гг.), «Олеко Дундич» Ржешевского и Каца (1944―1945 гг.). Театр продолжал ставить пьесы русских классиков и западных драматургов: «Горе от ума» Грибоедова (1943-1944 гг.), «Мачеху» Бальзака (1943-1944 гг.) и другие. 

Несмотря на трудности, в период 1941-1945 гг. театр каждое лето выезжал на гастроли в поселки западного и восточного побережий Камчатки. Труженики с благодарностью откликались на приезды театра, и их интерес помогал актерам работать с большой отдачей. В отзывах зрители благодарили коллектив за настоящее искусство, помогаюшее им в труде. «Ваши спектакли, - писали рыбаки Ичинского комбината, - вселяют ненависть к немецко-фашистским захватчикам и воодушевляют нас на самоотверженный труд для фронта, для победы над заклятым врагом». 

С 1942 года коллектив по собственной инициативе стал играть по два спектакля за вечер. Это позволило обслуживать большее число зрителей. В сезоне 1942―1943 гг. артисты объехали все рыбокомбинаты от Озерной до Ичи, показали 123 спектакля, на которых побывало 36 тысяч рыбаков. За 71 рабочий день было сыграно 106 (!) спектаклей. По сложившейся традиции артисты не только выступали на сцене, но и помогали в обработке рыбы. 

Таких случаев было много. Наркомат рыбной промышленности СССР дважды отмечал работу театра на путине и премировал его деньгами. Девять артистов (в их числе В.П.Андрианов, К.Д. Родионов, П.М.Таванцева и Ф.Ф.Ломакин) были награждены знаком «Отличник социалистического соревнования Наркомрыбпрома СССР». 

С первых же дней войны в области развернулось патриотическое движение по сбору средств в фонд обороны. Коллектив театра принял активное участие в этой акции. Только на строительство самолета «Камчатский артист» и танковой колонны «Камчатка – фронту» была собрана колоссальная по тем временам сумма ― 212 тысяч рублей! Театр дважды был удостоен личной благодарности И.Сталина за собранные средства. 

Знаменательно, что именно в дни Великой Отечественной войны решением Комитета по делам искусств при Совете Министров СССР Камчатский областной драматический театр был переведен из третьего во второй пояс. Тогда же пяти ведущим артистам была присвоена высшая союзная творческая категория, в том числе Андрианову, Таванцевой, Эльмановичу. 

Весной победного 1945 года театр, как обычно, выехал на побережья с пятью спектаклями основного репертуара. Гастроли проходили успешно, рабочие принимали спектакли очень тепло. Воодушевленные успехами советской армии, артисты с радостью делали свое дело и ждали возвращения в город: осенью намечалась поездка в Хабаровск. Но Охотское море опять сыграло с театром-кораблем злую шутку. При высадке артистов у одного из комбинатов западного побережья разыгрался шторм. Люди высаживались медленно и осторожно, все они благополучно оказались на берегу. А вот тяжелые ящики с реквизитом и декорациями при разгрузке утонули. Происшествие очень затруднило работу артистов, но не сорвало ее. Они с честью закончили гастроли, пользуясь реквизитом и костюмами, которые находились на местах. Но испытания на этом не закончились. 

В конце лета труппа возвратилась из гастрольной поездки по области в Петропавловск. Начали готовиться к гастролям в Хабаровск, упаковали и отправили оставшийся реквизит, в том числе и мебель. Но уже через несколько дней началась война с Японией за освобождение Курильских островов. Гастроли в Хабаровск были отменены, отправленный туда багаж не вернулся – это была еще одна потеря театрального реквизита. Но главное, весь полуостров и труппа оказались в непосредственной близости от другого театра – театра военных действий. 

В сжатые сроки была подготовлена к постановке пьеса Н. Погодина «Падь Серебряная». Руководил постановкой художественный руководитель театра, заслуженный артист Азербайджанской ССР А.А.Иванов. Напряженный труд актеров позволил за короткое время создать спектакль, который тепло принимали зрители. 

Через несколько дней после начала войны коллектив театра разделился на две самостоятельные группы. Первая осталась в городе и приступила к обслуживанию концертами раненых бойцов. Вторая – фронтовая отправилась на Курильские острова, туда, где шли боевые действия. Бригада почти три недели, с 27 августа по 15 сентября выступала перед воинами со спектаклями и концертами. Артисты выступали в казармах, в разрушенных японских дотах, в кубриках и столовых боевых кораблей. Непосредственно в район боевых действий выезжали П. М. Таванцева, В. П. Андрианов, Р. А. Иванова, Т. Г. Гловацкая, Ф. Ф. Ломакин, К. Д. Родионов и другие. Каждое выступление бойцы встречали с восторгом и особой благодарностью. 

В городе большую работу проводила актриса А.В. Славина. Она и другие артисты участвовали в спектаклях, помогали раненым. Артисты читали бойцам, беседовали с ними, прогуливались с теми, кто не был прикован к постели: в общем, всячески отвлекали от тяжелых раздумий и физической боли, вселяя уверенность в благополучный исход. Начальник госпиталя пишет: «т. Славину слушатели всегда горячо встречали и особенно с любовью относились за материнскую заботу и внимание». Артисты также собирали для бойцов вещи и деньги. Было собраны десятки книг русской и зарубежной классики. Среди них оказался даже томик древнерусской силлабической поэзии. Денежные средства вносил весь коллектив, размер добровольной помощи колебался от тридцати до четырехсот рублей. А.В. Славина и ряд других работников облдрамтеатра были награждены медалью "За победу над Японией", многие артисты (34 работника театра) были награждены медалью "За добросовестный труд в Великой Отечественной войне 1941 -1945 годов". 

Командующий войсками Камчатского оборонительного района генерал А.Р. Гнечко высоко оценил работу коллектива театра на Курильских островах, в госпиталях и мобилизационных пунктах и объявил тридцати его работникам благодарность. 

Напряженный труд военных лет сплотил коллектив. От сезона к сезону росло мастерство актеров. Несмотря на неизбежные в связи с военной обстановкой трудности, театр не снижал требования к себе. Качество каждого спектакля, каждой роли, художественного и музыкального оформления – эти вопросы всегда стояли в центре внимания коллектива. 

Прекратился отток артистов, многие из них работали в коллективе семь-десять лет. Артисты проделали во время войны колоссальную общественную работу. Подтверждением этому стали сотни писем от фронтовиков, благодарности от военных частей и рыбообрабатывающих комбинатов. Директор театра Г.Н.Гловацкий писал в «Камчатской правде» от 28.09.45: «Сейчас, в дни наступившего мира, коллектив театра продолжает свою работу. Артистам предстоит, не успокаиваясь на достигнутом, работать над дальнейшим повышением своего искусства, над созданием новых увлекательных, блестящих по исполнению и художественному оформлению постановок». Несмотря на тяжелые военные годы, в мирное время театр вступал в состоянии профессионального подъема. 

Глава 4

ТЕАТР В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ: «НАЧАЛСЯ ЗАСТОЙ, А ИНОГДА И УПАДОК…»

Война закончилась. Жителям области предстояло в короткие сроки превзойти уровень довоенного промышленного производства, сделав главный упор на рыбную отрасль. И хотя снова не хватало рабочих рук, камчатцы с воодушевлением принялись за восстановление промышленности и мирного быта.
Первые послевоенные годы в жизни театра были очень активными. После победоносного Курильского десанта артисты купались в лучах славы. Приказом №58 от 29 июня 1946 г. 14 артистов и 4 работника театра были награждены медалью «За победу над Японией». 
 
Продолжились и творческие удачи. Большинство постановок театра тепло принимались общественностью. Многие из них были значительным культурным событием в жизни области. К таким постановкам по праву можно отнести  спектакли «Дама-невидимка» П.Кальдерона и «На всякого мудреца довольно простоты» А.Островского (1945-1946 гг.), «Пигмалион» Б.Шоу (1946-1947 гг.), «Мещане».

В послевоенные годы коллектив театра многое сделал для того, чтобы разнообразить и обогатить репертуар. Ведущее место в нем принадлежало пьесам советских авторов, но ставилась и  русская классика, и зарубежная драма. Любимыми драматургами камчатских режиссеров были  М.Горький и А.Островский.  Так, с 1945 по 1949 гг. театр поставил пять новых спектаклей по пьесам А.Островского. К сожалению, были и репертуарные упущения: не ставили драматургию А.Чехова, Л.Толстого, В.Шекспира, редко появлялись постановки для детей.

 
Режиссер-постановщик А.А. Иванов, заслуженный артист Азербайджанской ССР, 15 мая 1946 года отметил сорокалетие профессиональной деятельности спектаклем «Дама-Невидимка».  Директором вплоть до 1948 года оставался энергичный Г.Н.Гловацкий. Труппа состояла из двадцати артистов, работавших от восьми до десяти лет. Закрепление их в коллективе на длительное время, совместный труд в военные годы способствовали дружескому сплочению и профессиональному развитию.

 
В 1946 году через наш полуостров в Европу возвращались политэмигранты, бежавшие в свое время от гитлеровского режима в Америку. Среди них были французы, чехи, немцы, испанцы. Задержавшись на несколько дней в городе, они посмотрели спектакли театра и высоко оценили мастерство коллектива.  Среди политэмигрантов был венгр Аладар Тамаш. Он был до слез растроган тем, что пьеса его соотечественника и друга Гергеля «Мой сын» прошла в театре более пятидесяти раз и была показана во всех населенных пунктах области.  

 
В 1947 году имущество театра пополнилось необходимой техникой, появился свой трансформатор. Если раньше световые эффекты создавали с помощью фотоаппаратов и школьных проекторов, то теперь  можно было работать над более интересными световыми решениями.

 
В послевоенные годы по-настоящему расцветал талант П.М.Таванцевой. Актриса, давно любимая всей  Камчаткой как «Хозяйка гостиницы», прославившаяся во время Курильского десанта, сыграла в 1947-1949 гг. несколько ролей, особо полюбившихся публике и вошедших в золотой фонд театра.

 
Театр нередко обращался к драматургии братьев Тур (П.Л.Рыжей и Л.Д.Тубельский). Спектакль по их пьесе «Софья Ковалевская» (сезон 1948-1949 гг.) вызвал большой зрительский интерес. Высокой оценки заслужил выбор материала и историческое содержание постановки. Образ главной героини, убедительно исполненный П.М.Таванцевой, поражал своей мощью и глубиной. Артисты Барашкова,  Соловьев, Андрианов, Родионов  заслужили похвалы за мастерство и эмоциональную отдачу. Публика и журналисты отметили работу режиссера Е.П.Соловьева, обеспечившего художественную целостность спектакля и слаженность актерского ансамбля.

 
 Театр давно испытывал серьезный недостаток постановок для детей, поэтому «Снежок» по пьесе В.Любимовой был исключительно тепло встречен. Дети с удовольствием следили за приключениями чернокожего юноши по прозвищу «Снежок». Юные зрители горячо откликались на игру талантливой молодежи, занятой в спектакле. Интересной была эта постановка и для взрослых: сюжет затрагивал проблему расовых отношений и остро ставил социальные и политические вопросы.  

 
Несмотря на любовь публики и творческие успехи, с 1948 года в театре начался упадок, напомнивший старожилам тяжелое время 1936 года, когда сгорело театральное здание.  Удивительным образом этот период совпал с уходом Г.Н.Гловацкого: в марте 1948 года он был назначен директором Хабаровского краевого театра драмы и выбыл с Камчатки.  Энергия и организационные способности Гловацкого сплотили коллектив. Вероятно, он являлся «крепким хозяйственником», благодаря чему в сложное военное время театр был рентабельным и самоокупаемым учреждением.  Возможно, как человек, хорошо зарекомендовавший себя на общественной работе еще в 30-е гг., он имел авторитет и необходимые связи во властных структурах и использовал свое влияние в интересах театра. Его преемники, плохо знакомые со спецификой коллектива, не могли должным образом наладить работу. После его ухода театр столкнулся со сложной кадровой и материально-финансовой ситуацией. 

 
Костяк труппы был сформирован, но она постоянно нуждалась в пополнениях. В 1948 году приехали новые артисты, но завоз был неудачным, больше половины уехало через несколько месяцев. Прибывало еще несколько пополнений, но до 1951 года текучка кадров была огромной. В ситуации постоянной нехватки актеров было трудно делать хорошие постановки и стремиться к двум премьерам в месяц. Быстро списывались крупные спектакли, редел золотой фонд театра. Эта участь постигла спектакли «Олеко Дундич», «Горе от ума», «За тех, кто в море», «Броненосец 14-69».  Катастрофически  падали творческие показатели: в 1949 году вместо запланированных четырнадцати премьер было поставлено одиннадцать, две из которых списали через несколько месяцев.  Хотя театр  перевыполнял план по спектаклям, это происходило за счет гастрольных выездов. Фактически театр снова превратился в передвижной. Вместо запланированных 86 тысяч зрителей спектакли посмотрели всего 63 тыс. Соответственно, в городе был не выполнен план по сборам, а рентабельными оставались только гастроли по области. 

 
Постепенно пустели кладовые театра, изнашивалось оборудование.  Здание, прослужившее десять лет, подверглось незначительному ремонту, но уже нуждалось в капитальном. Театр располагал двумя машинами – «Доджем» и «Студебеккером», но к 1949 году они пришли в полную негодность, а потом и вовсе были разобраны. Единственное оставшееся средство передвижения, лошадь, продали из-за отсутствия корма. За театром числился большой долг. Материальная ситуация была настолько сложной, что коллектив в лице директора А.Велицкого  даже обращался за помощью к министру рыбной промышленности СССР А.А.Ишкову.

 
 Театр встречал 50-е гг. в состоянии серьезного спада и надежде на новый попутный ветер, который вынесет его на волну былого успеха...

Глава 5

ПЯТИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ: "ПЬЕСЫ «БОЛЬШОГО ДЫХАНИЯ»"

В 50-е годы страна переживала большие изменения. Она постепенно оправлялась от тяжести послевоенных лет. Развивалась промышленность, рос уровень жизни. Вместе с тем непростой оставалась ситуация в сфере культуры. Набирала обороты кампания против автономии культурной жизни, инициированная руководством страны в 1946 году. Несмотря на тяжелые запреты, под бременем которых жили деятели искусства, в начале 50-х подул ветер перемен, а политическая смута позднего сталинского периода привела к некоторому ослаблению контроля над культурной жизнью. Хотя Камчатка была удалена от властного центра, она тоже была довольно сильно вовлечена в эти процессы. Жизнь театра, который в 50-е годы переживает настоящий расцвет, является тому доказательством.

Начало нового десятилетия коллектив встретил под руководством Е.П.Вааге-Соловьева, замечательные постановки которого, относящиеся к поздним сороковым, позволяли театру сохранить должный уровень профессионализма. В сезоне 1950-1951 гг. в театр прибыли главный режиссер, заслуженный артист РСФСР Ефим Львович Гельфанд и художник Олег Иванович Пуртов. Также приехала талантливая актриса Мария Воронина, летом 1951 - Лидия Васютина. За три года службы Гельфанд создал немало ярких спектаклей и оставил после себя теплые воспоминания у коллег и зрителей.

Знаменательным событием жизни театра стало вручение артистам Почетных званий. Поощрение званиями символизировало как любовь зрителей, так и особое расположение властей, неравнодушных к успехам того или иного коллектива. За четыре года наградили трех театральных корифеев, причем первое награждение пришлось еще на сталинский период. В 1950 году артистке А.В.Славиной за большие достижения в области советского театрального искусства Президиумом Верховного Совета РСФСР было присвоено Почетное звание Заслуженной артистки РСФСР. П.М.Таванцева и В.П. Андрианов, сполна проявившие свой талант за 15 лет службы в театре, были отмечены Почетными званиями в 1954 году. После награждения Г.В.Гловацкого в 1934 году это были первые столь весомые награждения артистов.

 
За период 1950-1953 гг. при Е.Гельфанде были поставлены десятки спектаклей, среди которых «Макар Дубрава» А.Корнейчука, «Голос Америки» Б.Лавренева, «Зыковы» М.Горького, «Ревизор» Н.Гоголя, «Поздняя любовь» А.Островского. По уже сложившейся традиции, эти спектакли увидели не только горожане, но и работники предприятий на побережьях во время гастрольных выездов.

 
Полной глубокого значения для судьбы театра стала одна из постановок Е.Гельфанда 1951 года. Спектакль с символичным названием «Жизнь начинается снова» по пьесе В.Собко был посвящен послевоенной Германии. Критики приветствовали выбор пьесы, в которой мировая история была подана через историю частных лиц. Немецкая актриса, блистательно сыгранная П.Таванцевой, решает свою личную и профессиональную судьбу. Ей предстоит сделать мучительный выбор: остаться на испепеленной Родине и титаническими усилиями возрождать немецкую культуру или вкусить прелестей сытой жизни, эмигрировав в Америку. Славу спектаклю снискала не только прекрасная игра актеров и ярко выраженная политическая тема (героиня Таванцевой поступает в театр, созданный немецким коммунистом). Постановка говорила о глубоком патриотизме, свойственном служителям подлинного искусства, и выражал позицию камчатских артистов. Спектакль получил заслуженную популярность не только у взрослых зрителей, но и у молодежи.
На волне общих политических изменений в конце 1953 года на Камчатке была принята новая политика по отношению к культурным учреждениям. Приоритетным было объявлено повышение уровня культурно-просветительской работы. Отмечалось, что властные структуры и учреждения культуры предпринимают двусторонние усилия для улучшения культурной ситуации, но в целом работа культурно-массовых учреждений была признана недостаточно эффективной. Имела место нехватка культурной работы среди рыбаков, колхозников, работников отдаленных регионов. Нередко эти недостатки объяснялись элементарным дефицитом кадров. Для театра опять стал злободневным вопрос об увеличении штата и его качественном улучшении за счет приглашения маститых режиссеров, молодых актеров и серьезных директоров.

 
В сезоне 1953-1954 года на полуостров прибыл замечательный режиссер Григорий Львович Дрознес, заслуженный деятель искусств Киргизской ССР. Он прослужил в театре вплоть до 1959 года и обеспечил ему без преувеличения всероссийскую славу, блистательно отметив 25-летний юбилей театра и поставив прославленные «Кремлевские куранты». Но начал он свою деятельность с довольно легкого жанра – лирической комедии «Стрекоза» Бараташвили (не путать со «Стрекозой», поставленной в благотворительных целях в 1911 году). Театр и ранее обращался к комедийному жанру, но не всегда успешно. Классические комедии пленяли своей живостью, а постановки современных произведений нередко были тяжеловесны из-за излишней назидательности исходного материала. В «Стрекозе» же зрители и критики нашли лирический сюжет и умный глубокий юмор, пробуждающий здоровый смех. При этом эффект комедия имела явно воспитательный. Постановка сразу привлекла внимание к новому режиссеру. История об избалованной беззаботной девушке, которая проваливает экзамены, потому что мечтает только о замужестве, очень полюбилась зрителям. Тем более, что героиня в конце концов встает на путь исправления,
После прекрасной презентации своего таланта Дрознес поставил на сцене множество спектаклей в соавторстве с художниками Н.А.Бачуриным (засл.деятелем искусств Баш.АССР) и О.И.Пуртовым: «Лев Гурыч Синичкин» А.Бонди, «Юность отцов» Горбатова, «В сиреневом саду» Солодаря, «Дядя Ваня» А.Чехова, «За землю русскую!» Е.Диканского и Г.Панкратова.

 
1954 год был богат на радостные события, но начался с большой потери. 31 марта после тяжелой болезни ушла из жизни Александра Владиславовна Славина. Знаменитая актриса, отдавшая Камчатке лучшие годы, давно заслужила горячую любовь зрителей своим творчеством, душевной теплотой и человечностью. Несмотря на тяжелую утрату, ее супруг Константин Дмитриевич Родионов нашел силы плодотворно служить театру до 1963 года. В творчестве, в написании мемуаров и очерков о театре он нашел для себя настоящую отдушину после смерти жены.
В 1954 году коллектив пополняется заслуженными артистами. Помимо получивших звание Таванцевой и Андрианова в коллектив из Фрунзе прибыли артист М.М.Штейнберг (засл. арт.Киргизской ССР) и его супруга М.С.Соловьева. Михаил Михайлович служил в театре вплоть до своей кончины в 1962 году. А Майя Степановна отдала театру почти 50 лет, до 2000 года. Штейнберг выступал как артист и режиссер, а Соловьева, создав на сцене неподражаемые образы, стала подлинной театральной легендой. И хотя быт артистов по-прежнему оставлял желать лучшего (не хватало жилья, а имеющееся было лишено элементарных удобств), Камчатка открывала безбрежные возможности для работы и проявления своего таланта. А для артиста это самое дорогое.

 
К 1955 году театр подошел в довольно сбалансированном составе, к тому же ожидали молодое пополнение из Москвы. Комментируя состояние труппы и творческие планы на сезон 1955-1956 гг., Г.Дрознес писал: «В этом году в наш театр приехали новые актеры… состав труппы стабилизируется. Пополнение нашего коллектива означает, что театр сможет работать над пьесами «большого дыхания», не так ограничен будет в выборе репертуара.
Новый сезон сулит содержательные и интересные спектакли. В портфеле театра есть несколько пьес, по-настоящему хороших и страстных. К ним, в первую очередь, нужно отнести пьесы А.Штейна «Персональное дело» и В.Розова «В добрый час». Оба произведения современны и злободневны, они глубоко приникают в душевный мир советского человека, раскрывают лучшие его черты. В этих двух спектаклях занят весь коллектив театра, и каждый член коллектива может ярко и разносторонне показать себя…

 
Большие задачи поставил перед собой театр в нынешнем театральном сезоне. Работа над лучшими произведениями советской и классической драматургии должна еще больше сплотить коллектив, а преодоление трудностей только закаляет человека и укрепляет его мастерство».

 
1955 год был отмечен замечательным пополнением: приехали молодые московские артисты, выпускники Шепкинского училища В.Абазовик. Е.Петрова, Т.Давыдов, Н.Лактионов, Ю.Седов, Е.Фролов. Всех шестерых по камчатской традиции радушно встретили: режиссер лично пришел поприветствовать их на пирс, им сразу вручили плащи на случай дождя, а дома обеспечили сытный ужин и приличный запас дров. В общем, с лихвой компенсировали суровость природы теплом человеческих сердец. И конечно, сразу вовлекли в творческую жизнь коллектива. Причем не в текущие спектакли и вводы, а позволили самим выбрать пьесу, в которой хотелось бы играть. Так родился спектакль по пьесе В.Розова «В добрый час». К драматургии Виктора Розова тогда часто обращались. Пьеса была посвящена злободневным вопросам современности: воспитанию у молодого поколения идеалов дружбы, взаимопомощи, любви к труду. Немного соотносящийся сюжетно со «Стрекозой», этот спектакль подает все проблемы более драматично. Перед нами те же дети, избалованные родительским вниманием и попустительством. Вырастая, они не способны найти верный путь в жизни. Но, пройдя через ошибки, они все-таки находят верную дорогу. Молодых людей играли новобранцы театра. Главная роль – профессорского сына Андрея – досталась Тиграну Давыдову, который в целом хорошо с ней справился. Заслужили похвалы и другие молодые артисты, а также Родионов и Шульга в роли родителей. Не осталась без внимания и работа режиссера по созданию слаженного актерского ансамбля. Удивительно, но спектакль о молодежи студенческого возраста был очень тепло принят подростковой аудиторией. Дети оставили много восторженных отзывов о постановке, которая оказалась для них поучительной.

 
Молодые артисты во всем следовали традициям театра и ежегодно выезжали со старожилами на гастроли по области. Так же как и пионеры театра, они выступали перед рыбаками. В 1958 году труппа объехала все поселки Восточного побережья. С этими гастролями связана история удивительно экспрессивной фотографии, которая носит в архиве театра условное название «40-50 годы. Выступление перед рыбаками». Не лучшего качества, многократно перепечатанная, она тем не менее сразу доносит атмосферу воодушевления, объединяющую артиста и зрителей, которые не отрываясь следят за выступлением. Выразительность жестов оратора, завороженность публики заставляет забыть о том, что вместо сцены и зала – два суденышка, а между ними – бескрайнее море, уходящее за горизонт. Из «Камчатского комсомольца» от 11.06.58 мы узнаем, что это фото, сделанное новобранцем театра Евгением Фроловым во время гастролей в Усть-Камчатске. Подпись к фотографии гласит: «Концерт в бригаде ставного невода Усть-Камчатского комбината. На одном кунгасе расположились рыбаки, на другом – артисты. Сцена шаткая. Зато «Песня о Буревестнике» А.М.Горького звучит здесь особенно величаво». Сейчас эта фотография украшает фойе театра в рамках юбилейной ретроспективной выставки.

 
Несмотря на успехи театра в творческом плане, непросто было решать хозяйственные и организационные вопросы. Режиссер или художественный руководитель не могли возложить на себя все распорядительские, организационные и бытовые проблемы. Возникла необходимость ангажировать энергичного человека, имеющего достаточный опыт административной деятельности и хорошо себя зарекомендовавшего. Так в 1956 году в театре появился новый директор, 31-летний Георгий Горицков, бывший фронтовик, окончивший после войны театральный ВУЗ Свердловска и успевший послужить в театрах Кизила, Йошкар-Олы, Вышнего Волочка. Вместе с ним прибыла его супруга, актриса Галина Астраханкина.

 
Они добирались на Камчатку через всю страну. По сравнению с сиротливыми пейзажами осенней Сибири природа Приморья выглядела куда приветливее. Владивосток был ярким контрастом: светило солнце, золотилась осенняя листва. На Камчатку плыли на великолепном океанском лайнере «Можайский», сменившим старенького «Ильича». Большинство пассажиров составляли офицеры в парадной форме, словно напоминавшие, что путешествие предстоит в город боевой славы. Бескрайнее море, ежевечерние танцы и шикарные рестораны лайнера потрясли супругов. Но впечатления сильно померкли, когда молодая Астраханкина увидела Петропавловск. Не секрет, что наш город редко очаровывает сразу. Серый и лишенный не просто архитектурных шедевров, а архитектурного плана, он произвел гнетущее впечатление на молодую актрису, которая к тому же тяжело переживала разлуку с шестилетним сыном. Успокаивала ее лишь мысль о том, что вынужденное пребывание здесь продлится не более трех лет, пока ее супруг служит директором театра. Но постепенно они знакомились с жизнью города и его обитателей, привыкли и даже полюбили новое место. А работать с выпускниками Шепкинского, прибывшими годом ранее, было одно удовольствие. К тому же и роли Астраханкиной доставались серьезные. Галина с супругом быстро втянулись в работу и вместо трех положенных лет проработали четыре без отпуска, а потом, ненадолго уехав, не могли дождаться, когда же вновь вернутся назад. Камчатка снова очаровала вновь прибывших своей суровой красотой и гостеприимством.

 
Георгий Иванович пробыл на посту директора почти 30 лет и после этого не оставлял театр, служил администратором вплоть до последних лет жизни. Будучи директором, он проявил редкий административный талант и долгое время не только решал организационные вопросы, но и влиял на художественную политику театра. Как некогда Георгий Гловацкий, Георгий Горицков вел театр твердой рукой. Поистине, имя Георгий оказалось счастливым для Камчатского театра.

 
1957 год действительно был отмечен грандиозными творческими удачами театра. Коллектив готовился к юбилейной годовщине Октябрьской Революции, предстояла также подготовка к юбилейному 25-му сезону. Делясь планами на 1957-1958 годы, заведующий литературной частью Григорьян писала:
"Многочисленные театры нашей страны, как весь советский народ, готовит к 40-й годовщине Октября свои трудовые подарки. Мыслью об этом замечательном юбилее был проникнут и коллектив нашего театра, когда принимал свой репертуар на 1957 – 1958 гг."

Нынешний сезон знаменателен еще и тем, что в 1958 году исполняется четверть века существования театра на Камчатке.

С ростом всей страны, с ростом области рос и театр, расширялся и укреплялся его коллектив, накапливал опыт, набираясь сил. В связи с двумя юбилейными датами театр подводит в этом сезоне итог того, что сделано за многие годы работы.

 
Красной нитью через всю деятельность театра проходит стремление создать яркий, волнующий спектакль о героях гражданской войны, о наших современниках.

 
Так, несколько лет назад был поставлен спектакль «Бронепоезд 14-69» В. Иванова. Этот спектакль для Камчатского театра был серьезным испытанием его творческих сил. Испытание это было выдержано.

 
В сезон 1955-1956 гг. театр осуществил постановку пьесы Штейна «Персональное дело». Много споров вызвала эта пьеса. Некоторые считали, что спектакль не взволнует широкого зрителя. Но трудящиеся Петропавловска приняли «Персональное дело». Спектакль вызвал большой интерес.

 
Удачей театра явилось и воплощение пьесы Горького «Последние», которая увидела свет рампы в нашем театре также после длительных споров и раздумий. Этот спектакль имеет не только большое познавательное, но и глубокое познавательное, но и глубокое воспитательное значение. Показывая всю мерзость прошлого, он утверждает мощное революционное начало, высокий оптимизм. Режиссер и актеры нашли правильный ключ и пьесе и создали целую галерею ярких, запоминающихся образов.

 
... В этом году театр смелее подошел к своему репертуару, включив в него несколько очень крупных, сложных, но увлекательных для работы над ними пьес.

 
Так, большой сложностью отличается пьеса Погодина «Кремлевские куранты». Горячо и взволнованно работает коллектив над этим спектаклем во главе с главным режиссером театра, заслуженным деятелем искусств Киргизской ССР Г.Л. Дрознесом.

 
Великая Октябрьская социалистическая революция, которой посвящается этот спектакль, неразрывна с именем Ленина и, конечно же, радостно будет в дни ее юбилея встретиться с Ильичем на сцене театра.

 
Нам всем хочется, чтобы образ великого вождя предстал со сцены в неотразимой художественной убедительности. Речь здесь идет, конечно, не только о портретной точности. Не только об этом мечтают актеры, которым предстоит сыграть Ленина в спектакле (засл. арт. РСФСР Андрианов В.П., арт. Клейн И.Д.). Самое главное – чтобы в живом и близком нам человеке мы ощутили грандиозный исторический масштаб ленинской фигуры, почувствовали бы мощь его гения, красоту его великой мечты.

 
...Большая, сложная работа предстоит коллективу театра над пьесой наших местных авторов Е. Диканского и Г. Панкратова «За землю русскую!». Эта пьеса, которую театр выпустит к своему 25-летнему юбилею, повествует о героической обороне Петропавловска в 1854 году. Спектакль задуман театром как широкое полотно, повествующее о героических защитниках города, о большой любви русского человека к своей Родине.

 
Интересным должен быть спектакль, который театр подготовит для юношества, - «Три мушкетера по роману А. Дюма. В нем примет участие почти весь коллектив, причем исполнители будут заняты в двух-трех ролях. Это требует от актеров хорошего владения техникой перевоплощения. «Три мушкетера» молодой режиссер-дипломант В.И. Терехин ставит как рассказ о смелых, умных, благородных людях, сильных своей крепкой, верной дружбой.

 
...В этом сезоне театр покажет спектакль по пьесе Мамина-Сибиряка «На золотом дне». Эта пьеса по мастерству драматурга-бытописателя, создавшего крупные, колоритные характеры, по глубине поднятой им темы стоит на высоте произведения классического. Театру предстоит еще много искать, тщательно отбирая лучший драматургический материал для воплощения на сцене.

 
…Хочется, чтобы Петропавловский зритель, проявляя высокую взыскательность к работам театра, тепло встретил новые его спектакли." («Камчатская правда», 5 октября 1957 г.)

 
В 1957 году Г. Дрознес поставил первый спектакль Ленинианы на Камчатской сцене – «Кремлевские куранты» Н. Погодина. За эту постановку театр получил Похвальную грамоту Министерства культуры РСФСР и ВТО, а режиссер – диплом I степени. Актеры В. Андрианов и В. Соколовский получили дипломы I и II степени соответственно. Спектакль, поставленный к сорокалетию Октября, стал творческой победой зрелого коллектива. Режиссеру спектакля и коллективу актеров удалось донести до зрителя героизм первых лет строительства Советской республики и творческий энтузиазм народа. Большой успех выпал на долю Заслуженного артиста РСФСР В.П. Андрианова – исполнителя центральной роли В.И.Ленина. Актер широкого творческого диапазона, требовательный к себе, серьезный и вдумчивый в работе, он создал глубоко запоминающийся образ Ленина. Андрианов чрезвычайно ответственно подошел к работе над ролью: он изучал портреты Ленина, слушал его голос, отрабатывал походку, просматривая кинохронику. Вся труппа в процессе работы смотрела фильмы «Ленин в Октябре», «Ленин в 1918 году», документальные фильмы, где был заснят вождь, слушала лекции о ленинском плане электрификации. Такой ответственный спектакль не мог обойтись без коллегиальной работы, поэтому макет декораций художника Ф.М.Лупача и отдельные сцены проходили проверку худсовета.

 
Постановка этого спектакля была бы невозможна без благоволения и доверия властей. Показательно, что на главную роль был выбран именно В.П.Андрианов, некогда активный комсомолец, затем первый коммунист коллектива. Ему достались все лавры, хотя в паре с ним был артист И.Д.Клейн, более известный своим комедийным дарованием. Успешно справившийся с ролью Андрианов обеспечил себе и театру настоящий успех, но в то же время стал заложником образа. Десятки раз после этого он играл вождя мирового пролетариата. шлифовал этот образ и вошел в память поколений в первую очередь как «Ленин», хотя его талант был гораздо более глубок.

 
В 1957 году был поставлен спектакль по пьесе Мамина-Сибиряка "На золотом дне". Пьеса русского классика представляла в советское время особый интерес, так как показывала хищный «оскал» капитализма через нравы уральских золотопромышленников, помешавшихся на деньгах. Выбор материала был оценен критикой положительно, но отзывы о самой постановке в целом были нелицеприятны. Подмечая весомые достоинства, критика делала упор на то, что театр не воспользовался всеми человеческими и материальными ресурсами, чтоб сделать полноценный спектакль. Его качество удовлетворительно, а работа всех артистов – В.Андрианова, П.Таванцевой, Г.Астраханкиной и прочих – довольно выразительна, но однобока, прямолинейна и неглубока. Режиссерское видение было признано «неверным» и тоже подверглось нападкам. Однако это не помешало театру достойно представить спектакль в 1958 году на Всесоюзном фестивале театров и музыкальных коллективов вместе с «Кремлевскими курантами».

 
Конец 1957 года ознаменовался радостным событием – в декабре получила Почетное звание «Заслуженная артистка РСФСР» Мария Федоровна Воронина.

 
Юбилейный сезон продолжился в 1958 году серьезным спектаклем для детей по «Трем мушкетерам» А.Дюма. Коллектив пытался отвечать на запросы молодых зрителей, и инсценировка любимого романа юношества соответствовала этим задачам. Постановщиком спектакля выступил уроженец Камчатки, елизовчанин В.И.Терехин. Будучи выпускником Ленинградского театрального института имени Островского, он выбрал этот спектакль своей дипломной работой. Выбор был вдвойне ответственен, ведь таким образом он держал экзамен перед своими земляками. Художником спектакля выступил О.И.Пуртов, создавший для постановки замечательную сценографию, которая никого не оставила равнодушным.

 
Отметить юбилей весной 1958 года было решено спектаклем на местном историческом материале. Не так давно, в 1954 году, город отмечал столетие обороны Петропавловска от англо-французов. Театр обратился к пьесе «За землю русскую», посвященной событиям 1854 года. Авторами пьесы выступили бывший артист театра Е.Диканский и бывший директор театра, заведующий камчатской конторой кинопроката Г.Панкратов. Напомним, что первые ростки театра появились на Камчатке во время правления В.С.Завойко и героической обороны города. Обращение к этому периоду можно воспринимать не только как дань военному прошлому форпоста, но и как проявление уважения к людям, первым пробудившими интерес к театру у камчатцев. Несмотря на историческую актуальность спектакля, он не вызвал у зрителей и критиков единодушия в художественных оценках.

 
Пример совсем другого мнения дает критик В.Акимов на страницах «Камчатской Правды» от 24.06.1958. Спектакль признан сырым и нуждающимся в доработке. Из артистов по-настоящему выразительны только зрелые исполнители ролей второго плана – П.Таванцева, М.Воронина, К.Родионов. Образы главных героев нуждались в серьезной правке. Завойко в исполнении В.Андрианова казался слишком схематичным. Такие же претензии были и к другим артистам: бедность выразительных средств, шаблонность в построении образа. Действительно, из-за нехватки артистов некоторые играли по две роли, что не всегда позволяло качественно справиться с работой. Безусловным достижением была признана только блистательная сценография О.И.Пуртова, в высокой оценке которой единодушны все рецензенты. Несмотря на   недостатки, спектакль был своевременным и значимым. А разница мнений показывает, что театр – по-настоящему живой организм, который никого не оставляет равнодушным. И пока один наслаждался слаженностью ансамбля и прекрасной игрой, другой видел необозримое поле для работы. Е.Диканский и Г.Панкратов продолжили свои драматургические опыты, как индивидуальные, так и в сотворчестве друг с другом, а театр еще не раз обращался к их пьесам.

 
Довольно полное представление о состоянии камчатского театра в период хрущевской оттепели дает работа худсовета. Он активно работал в театре с 1956 года, осуществляя ненавязчивый, но все же надзор за творческим процессом. По инициативе правления худсовета, в которое входили Горицов, Дрознес и Григорьян, проводились регулярные зрительские конференции (хотя практика творческих встреч со зрителями была и ранее). Худсовет пытался определять работу театра на ближайшие годы и бороться с характерными проблемами, одной из которых являлась нехватка в репертуаре интересных пьес советской тематики. Члены худсовета признавали, что за 1956-1958 гг. репертуар выровнялся, сложился идейно насыщенным, но это не уберегло от ошибок. Например, от постановки «порочных» пьес типа «Свидетель обвинения» Кристи. За эту пьесу театр был раскритикован центральной прессой, и во избежание более громкого скандала ее спешно сняли. Несмотря на декларацию свободы, контроль над театрами осуществлялся нешуточный и отклонение от генеральной линии строго каралось. Худсовет сетовал, что сам режиссерский замысел и позиция режиссера–постановщика не поддавались контролю. Возможно, будь члены худсовета собранней и настойчивей, в театре сложился бы совсем другой репертуар, но это вряд ли означает, что он был бы лучше.

 
Анализируя репертуар конца 1958 года, можно сказать, что в нем преобладают пьесы советских авторов. Крупные удачи, которые обозначили планку творческого мастерства – «Последние» Горького, еще раз поставленные в 1957 году, и «Кремлевские куранты». Если репертуар театра – основа его работы, его творческое лицо, то актеры, коллектив - решающая сила театра. К 25-летию в театре сложились крепкие традиции. Высокая требовательность к мастерству помогала отсеивать неполноценных работников. Иногда попадали в театр случайные люди, искатели приключений. Были и те, кто не желал мириться с трудностями, с неустроенностью быта. Но ведущий состав, основное ядро актеров всегда был крепким и сплоченным. Уже давно трудились в коллективе его основатели П.М.Таванцева, В.П.Андрианов, К.Д.Родионов и Н.Эльманович. Актеры-энтузиасты, горячо влюбленные в свою профессию, они навсегда связали свою судьбу с Камчаткой, людьми, ее неповторимой природой, ее ростом и расцветом. Они своими руками помогали поднимать театр, стояли у ее колыбели, радовались его удачами, вместе с ним преодолевали трудности. Много сил отдала театру, развитию художественной самодеятельности в городе талантливая актриса, Заслуженная артистка РСФСР М.Ф.Воронина. Давно работал в театре и на Камчатке М.Н.Казанцев вдумчивый, требовательный к себе артист. Яркие сценические образы создали актеры К.В.Сыцько, М.Г.Сергеева, М.С.Соловьева, А.Н.Чепурова, Л.А.Питенина. В предъюбилейном сезоне зрители тепло встретили талантливую игру артиста И.Д.Клейна, Заслуженной артистки Киргизской ССР Л.А. Васильевой, В.П.Красногора и Г.В.Астраханкиной. Удачно дебютировала на сцене актриса Н.В.Хозак, хорошо проявил себя В.Н.Абакумов.

 
Высоко оценивала общественность работу главного режиссера театра – Заслуженного деятеля искусств Киргизской ССР Г.Л.Дрознеса. Его постановки «В добрый час!» В.Розова, «Последние» М.Горького, «Кремлевские куранты» Н.Погодина были по праву оценены как лучшие спектакли последних лет.

 
В конце 1958 года коллектив пополнился еще одной заслуженной артисткой: Майя Соловьева удостоилась Почетного звания. 26-ой сезон был отмечен серьезным обращением к горьковскому материалу. В апреле 1959 года режиссер В.М.Некрасов осуществил постановку пьесы «Старик», одной из труднейших в наследии драматурга. Дающая простор для неоднозначных интерпретаций, эта пьеса имеет богатейший религиозно-философский смысл, втиснутый во внешне статичный сюжет. Это сочетание вызывало проблемы у любого коллектива, предпринимавшего попытки постановки. Не обошли трудности стороной и Камчатский театр, но он достойно с ними справился. История купца Мастакова, доведенного до самоубийства бывшим сокамерником, а ныне «божьим старцем» Питиримом, выразительно показана артистом А.Н.Самохваловым. Большой удачей для В.П.Красногора стал образ жуткого Старика Питирима, губящего человеческое счастье под маской Христова смирения. Цельный и поучительный спектакль вошел в ряд лучших постановок горьковских произведений на камчатской сцене.

 
Сезон 1959-1960 гг. театр встречал с новым главным режиссером: на смену Г.Л.Дрознесу пришел Б.С.Володарский, засл.деятель искусств Марийской АССР. Также 27-ой сезон был отмечен настоящим подарком театру и зрителям: всенародно любимый артист В.П.Андрианов был удостоен Почетного звания «Народный артист РСФСР». Он стал первым обладателем этого звания в нашем коллективе.

 
Театр подходил к 60-м годам обновленным, зрелым, четко организованным и дисциплинированным. Но колоссальному творческому потенциалу коллектива было тесно в стенах маленького здания. Встал уже давно наболевший вопрос о расширении. Еще в 1958 году заложили фундамент нового здания, которое ныне занимает театр. Постепенно росли высокие стены, рядом с которыми старый театр казался игрушечным теремком.

 
Строительство было закончено в 1964 году. А пока, на рубеже 50-60-хх, артисты предвкушали, как они переедут в новое здание, как счастливы будут там, каким гостеприимным и радушным станет новый дом.
 

Глава 6

ШЕСТИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ: «ХОТЕЛОСЬ БЫ ИМЕТЬ ПЬЕСУ О СОВРЕМЕННИКЕ»

В 1960 году Петропавловск отмечал 220-летие со дня основания. В течение юбилейного года театр преподнес любимому городу и его жителям несколько творческих подарков. В начале года коллектив под руководством Б.С.Володарского поставил «Третью патетическую» Н.Погодина. Роль Ленина в этом спектакле блестяще сыграл народный артист РСФСР В.П.Андрианов. Имели успех «Битва в пути» Г.Николаева, С.Радзинского, «Стряпуха» А.Софронова.

 
Летом театр жил напряженной трудовой жизнью. Коллектив совершил первый большой выезд за пределы Камчатской области, в Магадан. А после, разделившись на две группы, артисты отправились на западное и восточное побережья Камчатки. За три месяца гастролей спектакли театра посетили многие тысячи жителей Магаданской и Камчатской областей.

 
Несмотря на то, что область стремительно развивалась, в отдаленных населенных пунктах мало что изменилось. Гастроли 60-х годов напоминают выезды начала 30-х с их нелегкими рабочими условиями. Театр почти все время был в движении. Закончив спектакль поздно ночью, артисты встречали утро следующего дня на катере. После многочасового перехода их ждала новая сцена, новый зритель. Но никто не жаловался на усталость, не говорил об отдыхе. За тридцать восемь дней восточная группа дала пятьдесят один спектакль. Это значит, что часто приходилось играть дважды в день.

 
Театр уже давно показывал работникам сел масштабные постановки основного репертуара. После успеха «Кремлевских курантов» коллектив вывозил этот серьезный крупный спектакль в поселки западного и восточного побережий, на судоверфи, в стойбища оленеводов. На выездах 1960 года его показывали двадцать три раза. И всегда исполнитель роли В.И. Ленина – В.П.Андрианов был в отличной форме. У всех артистов было особенно бережное отношение к этому спектаклю, и они подходили к нему очень ответственно.

 
Артистам часто препятствовала погода, в пути выходили из строя катера и машины. Но зрители с нетерпением ждали их, и коллектив работал с полной отдачей, несмотря на усталость. Не раз спектакли были сыграны глубоко к полуночи, а то и за полночь.

 
Вернувшись из гастролей, коллектив продолжил работу над тремя новыми спектаклями, которые выпустили в начале сезона. 16 октября 28-ой театральный сезон открылся тонкой, умной комедией ленинградских драматургов М.Смирновой и М.Крайндель «Четверо под одной крышей». Постановка, полная подлинного веселья, хорошего юмора, непринужденности, быстро нашла своего зрителя. Заразительные шутки сочетались с лиричностью и теплотой и наводили зрителей на серьезные мысли. Генеральная линия спектакля – история немолодой женщины Инны Модестовны Баршниковой (заслуженная артистка РСФСР М.Ф. Воронина), обретшей молодость души. На глазах зрителей происходило перерождение героини, стареющей в тиши профессорской квартиры, в самостоятельного, энергичного человека, после долгого перерыва нашедшего любимое дело.

 
Также в октябре зрители увидели комедию А. Островского «Богатые невесты». Театр не ошибся, остановив свой выбор на этой малоизвестной пьесе русского классика. Живой юмор   комедии оттенял острые моральные вопросы, которые по-своему решали герои. Постановка, осуществленная режиссером В.М.Некрасовым, была тепло принята публикой.

 
Одна из богатых невест, вдова, купчиха Бедонегова, мечтает только о том, чтоб найти себе мужа. Она «покупает» его за «каменный дом с лавками». Под стать ей и другие герои, «покупающие» или готовые «продаться», лишь бы получить расположение и сделать карьеру. Артист Б.Г. Сёмин убедитилен в образе ничтожного человечка, ежедневно упражняющегося в мелкой подлости. Генерал Гневышев в исполнении М.Н. Казанцева выше по чину, а также по лицемерию и подлости. Он считает, что все можно купить и продать: красоту, любовь, чистоту. Режиссер идет вслед за замыслом драматурга, развенчивающего эту теорию. Циничной купчихе и генералу противопоставлены главные герои, Цыплунов и Белесова, для которых богатство заключено не в шелесте банковских билетов. Зрители по достоинству оценили духовную чистоту, светлый ум и открытое сердце молодых героев.

 
Следующей работой театра стала одна из лучших пьес современной советской драматургии, «Иркутская история» А. Арбузова. Значительность темы духовного перерождения наряду с простотой сюжета сделали ее очень востребованной. Драматург проносит мысль о громадном значении веры в человека, об исцеляющей, оживляющей силе дружбы и любви. «Иркутская история» долгие годы не сходила с подмостков театра.

 
Включены в репертуарный план 28-го сезона пьеса А. Корнейчука «Над Днепром» и пьеса А. Успенского «Девушка с веснушками». Обе повествовали о современности и ее героя, реальных людях со своими радостями и горестями.  
Большая творческая работа выпала театру над пьесами местных камчатских авторов. Две из них – комедия А. Комаровского «Исполняющий обязанности» и пьеса Г. Панкратова и Е. Диканского «Верным курсом» – были включены в репертуар.

 
В начале сезона зрители познакомились с новыми актерами: в спектакле «Богатые невесты» в главной роли был занят выпускник Государственного института театрального искусства А.Силин, в спектакле «Омут» в главных ролях зрители увидели вновь приехавших актеров В.Д.Антонова и М.В. Гирусова. В «Богатых невестах» и «Иркутской истории» выступила артистка В.В. Криворотова.

 
Начало 60-х гг. было отмечено вручением Почетных званий артистам театра: В.П.Соколовский в 1960, а В.П.Красногор в 1961 году стали Заслуженными артистами РСФСР.

 
После ухода Б.С.Володарского пост главного режиссера в течение сезона занимал С.М.Гильман. Он отметился постановкой комедии «Тетка Чарльза» и серьезной драмой Т.Уильямса «Орфей спускается в ад». В 1962 году на Камчатку прибыл главный режиссер В.Н.Панов. Он начал свою службу в театре со спектакля «Мы вместе» по пьесе З.Аграненко. Годы его работы запомнились зрителю интересными выразительными постановками и началом творческого взаимодействия с талантливым театральным художников Ю.Назаровым.

 
В 1964 году было сдано в эксплуатацию новое здание театра. Защищенный Никольской сопкой, театральный дом уютно устроился неподалеку от берега. Теперь как никогда он напоминал корабль, готовый пуститься в плавание. К открытию нового здания была приурочена премьера: спектакль «Между ливнями» по пьесе А.Штейна.

 
Росли творческие показатели театра. В календарном 1964 году было выпущено 18 новых спектаклей, весь репертуар состоял из 25 наименований. Среди них особо выделялись по уровню мастерства «Между ливнями» А.Штейна, «Петровка, 38» Семенова, «Женский монастырь» Дыховицкого и Слободского, «Волки в городе» А.Штейна, «В день свадьбы» В.Розова.


За год коллектив сыграл 336 спектаклей, их просмотрело 105016 зрителей.

 
Летние гастроли по области были проведены двумя бригадами. На Западное побережье повезли четыре спектакля, на Восточное – три. Обе бригады сыграли всего 73 спектакля, которые посмотрели 14084 зрителя. Сейчас, когда с трудом набирается тысяча с небольшим зрителей в поселках, эти цифры кажутся фантастическими. Но для периода 60-х годов, когда происходил активный приток населения, это было нормой.  

 
Основную идею сезона, связующую разнородный драматургический материал, критики определили как «Человек и Общество». Все роли – от Ильича до обычных смертных – так или иначе решали проблему социальных взаимоотношений.

 
Вновь громко заявил о себе В.П.Андрианов. В постановке режиссера В.Панова «Между ливнями» он создал выразительный и запоминающийся образ Ленина в 1921 году. Роль далась с трудом: в пьесе Ленин больше размышлял, чем действовал, часто пребывал в одиночестве и мало взаимодействовал с другими персонажами. По мнению одного из рецензентов, «это противоречит народному представлению об Ильиче и просто исторической правде». Однако Андрианову удалось справиться с этими сложностями и показать масштаб и глубину образа, что и обеспечило успех всех постановке.

 
Полюбилась зрителям и эксцентрическая комедия «Женский монастырь». Спектакль-шутка с оперой и балетом является вариацией на тему женского восстания против мужского эгоизма. Главная героиня, Лиза Стратова, невероятно напоминает древнегреческую Лисистрату. Она быстро уловила хитрость мужчин вымышленного города Достиженска, стремящихся ограничить жизнь женщин домашними делами. В роли главной героини успешно дебютировала Л.Хайменова. Кроме злободневного содержания, постановка поражала масштабом сценического воплощения: были задействованы хор, балет и ансамбль Тихоокеанского флота под руководством заслуженного артиста А.Ф.Шкуратова. Нешуточная работа предстояла и артистам, и музыкантам оркестра. Артисты должны были показать высокий уровень вокальных данных, а музыканты – проявить артистизм, участвовать в массовых сценах, соответствовать предложенным сценическим обстоятельствам.

 
Как это уже бывало ранее, значительный интерес вызвала драматургия Виктора Розова, пьесы которого не раз попадали в репертуар театра и имели успех. На этот раз театр обратился к драме «В день свадьбы». Зрители и критика положительно оценивали этот выбор за сочетание бытовых деталей и неброской, затаенной романтики, за нравственную чистоту героев, не желающих мириться с пошлостью. Непростой выбор предстоит главной героине: Нюра Салова за день до свадьбы узнает, что ее жених Михаил любит другую девушку, свою давнюю подругу, только сегодня вернувшуюся в город. Ей нужно принять решение: любой ценой удержать возле себя любимого человека, а потом всю жизнь маяться от отсутствия взаимности, или отпустить его. Нюра никогда не стала бы героиней Розовской драмы, если бы не преодолела себя. На другой день, за свадебным столом, она сама отказывается от Михаила, - и зритель ощущает всю глубину произошедшей в ней перемены. Не менее пристально исследует драматург характер другого главного героя драмы – Михаила Заболотного. Человек трудной судьбы, он жалеет людей, которых жизнь чем-то обделила. Вероятно, это сочувствие он вначале принимает за любовь к Нюре. Со временем эта любовь-сочувствие вошла в привычку, но забытая любовь напоминает о себе смутной тревогой. За день до свадьбы в город возвращается его прежняя подруга, и надежный мир рушится, как карточный домик. Перед Михаилом встает острейший вопрос: жить с любовью или без? Быть верным чувству или долгу? Он остается верным слову, данному Нюре. Но она своим волевым решением разрешает конфликт для себя и для него. Зрители и пресса высоко оценили мастерство актеров, вжившихся в душевные муки своих героев: Г.Астраханкину в роли Нюры, заслуженного артиста РСФСР В. Красногора в роли Михаила.

 
1965 год театр провел на еще более высоком уровне, чем предыдущий. Было сыграно 389 спектаклей, их просмотрели 111485 зрителей. Летом коллектив провел гастрольные выезды для работников области, а затем отправился на первые гастроли во Владивосток. За успешные выступления перед владивостокцами театр был награжден грамотой Краевого комитета КПСС и Крайисполкома.

 
Из выпущенных в течение года 11 спектаклей лучшими признаны «Борис Годунов», «Камешки на ладони», «Дурочка», «Вдовец». Такие спектакли как «Борис Годунов» и «Здесь начинается Россия» были положительно

 
Пьеса «Здесь начинается Россия» была написана артистом театра Н.Эренбургом и продолжила тенденцию развития местной драматургии, намеченную в 1957 году драмой Е.Диканского и Г.Панкратова «За землю Русскую!» Камчатка остро нуждалась в драматургии, посвященной местным темам, историческим и современным. Конечно, их художественность иногда оставляла желать лучшего, но тогда приходилось идти на компромиссы. В 1965 году город отмечал 225-летний юбилей, а это было лучшим поводом обратиться к местной драме. Опыт Н.Эренбурга и его предшественников был оценен как социально важный и художественно значимый. Начиная с 60-х годов камчатская общественность остро ставит вопрос о развитии творческого потенциала местных драматургов, о проведении специальных семинаров для начинающих писателей. Театр активизирует этот процесс. Именно в его стенах вырастают первые драматурги, на сцене театра они видят первое воплощение своих творений.

 
Успех сопутствовал театру и в 1966 году. Уже в первые месяцы показатели превысили план: только в январе было сыграно 47 спектаклей с общим доходом 21990 рублей при плане 46 спектаклей с общим доходом 21348 руб. Всего за год было поставлено десять новых спектаклей, среди которых героическая драма «Порт Артур» и две постановки для детей.

 
В 1967 году на Камчатку приехал художник Юрий Назаров. Уроженец Казахстана, он еще в детстве получил серьезную травму правого глаза, но это не помешало ему стать настоящим мастером своего дела. К 1967 году он уже заслужил себе всероссийскую славу талантливого театрального художника, и для Камчатского театра его приезд стал настоящим подарком на долгие шестнадцать лет. Прокинув театр в 1983 году, он остался верен Камчатке, которая и сейчас служит для него неиссякаемым источником вдохновения. В 1967 году при его участии были поставлены спектакли «Цыган» Провоторова, «Чрезвычайный посол», «Перебежчик», «Клад» (дополнить ФИО авторов,

 
В 1968 году театр обратился к модной тогда фантастической теме. Была поставлена инсценировка романа А.Беляева «Голова профессора Доуэля». Когда В.Н.Панов решил обратиться к этому материалу, Ю.Назаров ликовал: представлялось необозримое поле для экспериментов со сценографией. И действительно, увидев премьеру, зрители живо заговорили о художнике, имя которого уже было на слуху. Журналист Олег Дзюба вспоминал: «Оформление сцены поражало. Декорации были усеяны черными расплывчатыми фигурами, похожими на тени. Они и были тенями, подобными той, что остались на хиросимской стене после атомного взрыва. В черный полупрозрачный халат облачен доктор-изувер Кемп. Полы халата будто разбрасывали на ходу клочья мрака, как напоминание о том, что происходит, когда самая гуманная профессия становится преступной»

 
В 1968 году театр пополнился еще одним заслуженным артистом: за высокие заслуги Почетное звание получил Н.Л. Эренбург. В декабре 1969 года Заслуженной артисткой РСФСР стала Г.В.Астраханкина. В 1969 году в коллектив пришел замечательный молодой артист Владимир Грачев. Участник самодеятельного театра, он не имел профессионального образования, но высокая врожденная культура и тонкое чутье позволили ему стать одним из ведущих артистов театра, которому он отдал почти тридцать лет. В конце 60-х гг. театр не снижал того высокого художественного уровня, который был достигнут в предшествующее десятилетие.

Глава 7

СЕМИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ: «ЗДЕСЬ БЕРЕГ, ГРАНИЦА ДВУХ СТИХИЙ»

В 1970 году в театр прибыл режиссер Григорий Жезмер, заслуженный деятель искусств Казахской ССР. С ним связан один из самых ярких периодов жизни коллектива. Выдающийся, неординарный человек, он слыл диктатором. Создавая свои работы, он не считался ни с кем, ориентируясь только на внутреннее художественное чутье. Но для театра такая творческая тирания оказалась как нельзя подходящей. Жезмеру театр обязан той памятью, которую о нем до сих пор сохраняют старожилы и современники, воспоминаниями, которые сохранились у москвичей после гастролей театра в Малом театре. Его правление осталось в памяти театра как неделимая и яркая эпоха. До сих пор на слуху названия спектаклей, поставленных при режиссере и вошедшие в золотой фонд театра: "Мария Стюарт", "Проснись и пой!", "Валентин и Валентина", "Четыре капли", и конечно, "Материнское поле". 

Летом 1970 года театр впервые посетил с гастролями Южно-Сахалинск. Коллектив готовился к гастролям с большой ответственностью, бережно подбирал репертуар, способный надолго сохраниться в памяти зрителей и вызвать наилучшие эмоции. Труппа испытывала особое волнение, приезжая в незнакомый город, в котором предстояло завоевать симпатию зрителей. Гастроли начались постановкой шекспировской комедии «Укрощение строптивой». Гастрольную премьеру очень тепло приняли, и все последующие дни театру был обеспечен аншлаг. Премьера спектакля по пьесе В.Космачевского «Третий должен уйти» выдалась волнующей: постановка, только что вошедшая в репертуар, еще не была показана на родине. Однако все волнения оказались напрасными: спектакль был живо и тепло принят сахалинцами. Это радовало вдвойне: драматург Владимир Космачевский являлся актером театра. Завершались гастроли спектаклем «Дети солнца» по М.Горькому. Для участия в нем были специально приглашены заслуженный артист РСФСР В.Лановой и народная артистка РСФСР Л.Пашкова. Приглашения ведущих артистов российской сцены и кино тогда нередко практиковались театром. Всего за 28 дней было показано 58 спектаклей, которые посетили 22 тысячи зрителей. Актеры увозили с собой прекрасные впечатления и надежду на долгую дружбу. Ведь в конце концов именно Сахалин когда-то подарил нам первую труппу…

После удачно проведенных гастролей в театре царило приподнятое творческое настроение. В планах театра было и повышение квалификации молодежи, и зрительские конференции, и организация клуба любителей искусства при театре. В качестве большой премьеры сезона значилась "Мария Стюарт" по трагедии Ф.Шиллера. Г.Жезмер изучал подробности английской истории XVI века, Ю.Назаров увлеченно работал над сценографией и костюмами. В начале сезона в театр пришли артисты Елена Улыбина, Петр Омельченко, Григорий Кузьменков, Сергей Кузнецов, Татьяна и Геннадий Медведевы и Владислав Болеславский. Многие из этих имен сейчас вписаны в золотые страницы истории театра.

Открывался сезон уже упомянутым спектаклем «Третий должен уйти» В.Космачевского. Драматург посвятил свою пьесу геологам. Он уважал эту мужественную профессию и признавался, что сам выбрал бы ее, если бы не страсть к искусству. На премьере он настолько волновался, что обо всем забыл. Среди первых зрителей были его друзья геологи, и их впечатления были особенно важны для молодого драматурга. Зрители тепло приняли спектакль, и все тревоги отступили. Несколько лет спустя в сотрудничестве Космачевского и Жезмера на Камчатской сцене появится еще один спектакль.   

В 1971 году в репертуаре появилась долгожданная премьера – «Мария Стюарт» Ф.Шиллера. К драматургии Шиллера театр прибегал уже не раз, в 30-е и 50-е годы уже ставили «Коварство и любовь». Страстность, мощный драматический накал пьес Шиллера нередко мешали постановщикам соблюсти чувство меры. Характеры теряли жизненность, излишний пафос замещал истинные эмоции. По общему признанию, Г.Жезмеру удалось избежать перегибов и сохранить резкую контрастность, которая присуща исходному материалу. Спектакль сразу начинался на высокой ноте, вводя зрителей в атмосферу мрачности и жестокости, где сталкиваются коварство и благородство, страх и гордость. Немало способствовали созданию этого впечатления выразительные и точные декорации Ю.Назарова: безрадостная темница Марии Стюарт, холодные в своем великолепии покои Елизаветы. Но конечно, больше всего зрителей привлекал поединок двух главных героинь. Их роли исполнили ведущие актрисы театра: Елизавета – Галина Астраханкина, Мария – Майя Соловьева, обе заслуженные артистки РСФСР. Борьба за престол между двумя величественными и сильными женщинами стала непримиримой схваткой Добра и Зла. В убогой темнице Марии царят теплые чувства и искренность, героиню окружает любовь и восхищение подданных. Елизавета живет в атмосфере холодной роскоши, интриг, страха, обмана, где нет и намека на искреннее душевное движение. И хотя Елизавета отправляет Марию на казнь, та остается несломленной.  

В спектакле было занято много замечательных артистов, но внимание зрителей было приковано к сценической дуэли двух главных героинь. По личному признанию актрис, в их творческой биографии эти роли стоят на первом месте.

Следующей постановкой 1971 года стал водевиль «Проснись и пой» по пьесе М.Дьярфаша. Режиссер Н.Эренбург работал над ним вместе с художником Ю.Назаровым. Им удалось наполнить легкий музыкальный спектакль высоким гуманным смыслом. Постановка богата большими актерскими удачами. В первую очередь, это Эржи в исполнении заслуженной артистки М.Соловьевой. Она создает образ терпеливой любящей женщины. По словам зрителей, работа настолько достоверна, что кажется, будто актриса не играет, а проживает жизнь, и после сцены сразу спустится в зрительный зал. Супруг Эржи Пишта в исполнении В.Б. Болеславского очень колоритен: «донкихотская» внешность, мимика, жесты убедительны, и хотя его герой иногда схематичен, это только помогает зрителям лучше увидеть самих себя в житейских ситуациях. Интересную возрастную роль исполняет Г.Астраханкина, которая смогла найти для своей героини, тети Тони, убедительные штрихи, и не сделала образ чересчур сентиментальным. Успех постановке создают музыка Г.Гладкова, работа балетмейстера В.Гриденара и сценография Ю.Назарова.

От очаровательно легкого водевиля театр снова переместился в пространство серьезной драматургии. В конце 1971 года режиссер Тамара Дмитриевна Сапего дебютировала как постановщик спектакля «Солдатская вдова» по пьесе Н.Анкилова. История о русских женщинах, совершающих трудовой подвиг в тылу в годы Великой Отечественной войны, не теряла своей актуальности. Послевоенное поколение отдавало долг своим матерям, в одиночку воспитывавшим детей, растившим хлеб, поднимавшим село. На рубеже 1960-1970-х гг. вышло несколько произведений, объединенных этой темой: "Бабье царство" Ю.Нагибина, одноименный фильм А.Салтыкова, опера К.Мочалова "Русская женщина". Среди этих произведений была и драма Н.Анкилова «Солдатская вдова».

Несмотря на художественные недостатки исходного текстового материала, спектакль получился цельным и шел при переполненных залах. Огромную роль в успехе постановки сыграл блистательный актерский ансамбль. Исполнительнице главной роли (Марийки) М.Соловьевой удалось создать правдивый образ женщины, не сломленной горем. Потерявшая мужа и ребенка, она находит отдушину в помощи другим людям. Бескорыстная любовь и самоотдача отличают героиню М.Соловьевой. Марийка – главная героиня пьесы, но в спектакле на первый план вышел еще один персонаж. Г.Астраханкина живо и убедительно сыграла роль Полинки, едва не ставшей горькой пьяницей после гибели мужа. Яркий образ женщины, находящейся в неимоверной внутренней борьбе и справляющейся с бедой, получил настоящее признание зрителей. В спектакле много других актерских удач, которые компенсировали затянутость действия и бедность сценографии. В целом дебют Тамары Сапего был признан успешным. Первый опыт, полученный молодым режиссером, положительно сказался на ее дальнейшем взаимодействии с театром, которое продолжалось долгие годы.

В сезоне 1971-1972 гг. продолжилось творческое содружество Г.Жезмера и В.Космачевского. В новом спектакле «Берег» театр обратился к земляку, простому камчатскому труженику. Тема становления человека в процессе труда была прекрасно раскрыта артистами, в том числе Леонидом Спасским, заслуженным артистом Башкирской ССР и Казахской ССР, дебютировавшим на сцене нашего театра. Как всегда радовал своей работой художник Ю.Назаров. Однако первые представления еще «сырого» спектакля были непростыми. Как в случае с первой постановкой на местную тему, «За землю русскую!», оценки спектакля были крайне неоднозначными. После премьеры стало понятно, что постановка требует серьезной доработки. Восприятие спектакля критиками свидетельствует о том, что художественный стиль Г.Жезмера, как и его творческий «деспотизм» в работе, принимали далеко не все. Если постановки Т.Сапего всегда получали благосклонные отзывы за верность авторскому видению, то Г.Жезмеру иногда доставалось за излишний произвол и вольную трактовку исходного материала. Желание постановщика усилить драматические моменты в «Береге», привело, по мнению критиков, к перегрузке простого драматургического материала чужеродными постановочными эффектами. Окончательного перерастания текста в цельную постановку не произошло.

Театру предстояла большая работа над новым спектаклем, но это не охладило пыл режиссера и драматурга. Вслед за В.Космачевским, написавшим еще несколько пьес, появилась целая плеяда авторов, которые работали на ниве местного материала и создавали пьесы для Камчатского театра.

В марте 1972 года Тамара Сапего, уже известная камчатскому зрителю, снова обратилась к военной тематике и поставила спектакль "Трибунал" по пьесе А.Макаенка. Острая, увлекательная, яркая по национальному колориту и характерам, насыщенная драматическими событиями и вместе с тем полная юмора пьеса была включена в репертуар многих театров страны.   

После постановки «Трибунала» за режиссером окончательно закрепилась слава сдержанного, глубокого постановщика, который не гонится за внешними эффектами, не прибегает к вольным трактовкам, а сохраняет верность общечеловеческим ценностям и авторскому замыслу.

Спектакль позволил увидеть новые грани дарования засл.арт.РСФСР С.Семеновой в роли Насти. Высокую оценку заслужил В.Новиков за исполнение главной роли пастуха Терешко. Артист служил в театре первый сезон, и теплый отклик зрителей на его работу был особенно приятен.  

Постановки нового сезона приняли участие во Всесоюзном фестивале драматургии и театрального искусства народов СССР. В апреле 1972 года авторитетное жюри отсмотрело спектакли, получившие наибольший отклик публики: «Трибунал», «Солдатскую вдову», «Берег», «Свидание в предместье» А.Вампилова, «Сослуживцев» Э.Рязанова и Э.Брагинского, «Иркутскую историю» А.Арбузова. Выбор именно этих спектаклей был не случаен. По словам Жезмера, они продолжали традиции театра, заложенные еще в начале его деятельности. «Главной темой его всегда была современность, а главными героями – люди сильных характеров, утверждавшие коммунистическую мораль»

В конце 39 сезона театр обратился к теме любви в двух актуальных постановках. В апреле была поставлена «История одной любви» по ранней пьесе К.Симонова. Камчатский театр уже не раз давал путевку в жизнь молодым режиссерам и актерам. Так случилось и на этот раз: «История одной любви» была поставлена дебютантом Игорем Лютвинским, выпускником Ленинградского института театра, музыки и кинематографии. Молодой режиссер пытался найти свою тему в сфере общечеловеческих ценностей. Пьеса, посвященная истинной любви, давала простор для фантазии. Помогал режиссеру художник Е.Караульный, выбравший для оформления сцены пастельные тона, создававшие романтическую атмосферу. Далеко не все в спектакле было удачно, но молодой режиссер показал важное профессиональное качество – умение найти подход к любому артисту, разговорить тонкие струны его души. Актерский ансамбль, в который входили Г.Астраханкина, В.Андрианов, Е.Улыбина, Г.Николаев, В.Белоусов, смотрелся слаженно и неизменно трогал сердца зрителей.          

В июне тема бессмертной любви была развита в спектакле по пьесе М.Рощина «Валентин и Валентина». Подготовка к премьере, состоявшейся 17 июня, была жаркой и проходила в авральном режиме. Артисты дорабатывали мизансцены, в цехах доделывали декорации и костюмы по эскизам Ю.Назарова. Жезмеру не терпелось выпустить спектакль, на который он делал особую ставку. Уважая корифеев сцены, искушенного зрителя и классический репертуар, режиссер воспринимал театр как организм, который живет за счет профессионального развития молодых артистов и привлечения молодой аудитории. Пьеса на тему воспитания чувств в современной социально-исторической ситуации как нельзя лучше   обращалась к молодежи.

Режиссер был склонен выполнить спектакль в форме диспута. Острый характер пьесы, держащейся на внутреннем споре о сути любви, позволял сделать это. Такая эффектная форма отвечала запросам молодых актеров и зрителей. Но в процессе работы многоплановый материал заставил уйти от эффектности и вывести на первый план тему воспитания чувств. Режиссеру удалось использовать индивидуальные возможности каждого артиста, раскрыв их и создав тонкие нюансы образов.

Геннадий Медведев, исполнивший роль Валентина, получил диплом 1 степени на смотре творческой молодежи в июне 1972 года. Его партнерша и супруга Татьяна Медведева завоевала 3 место за роль Валентины.

Летом 1972 года репертуар театра оценивали зрители Владивостока и Магадана. "Магаданская правда" и "Магаданский комсомолец" писали о теплом приеме, который оказали зрители полюбившимся артистам. (В 1973 году театр отметился большой удачей на ниве комедийного жанра. Т.Сапего в содружестве с Е.Караульным отошли от серьезной драмы и показала мастерство владения   легким материалом, поставив комедийный детектив «Миссис Пайпер ведет следствие» по пьесе Дж.Попплуэлла. Эксцентричность и тонкость юмора, увлекательность и острота сюжета, блистательная игра Г.Астраханкиной в роли скромной уборщицы, которая оказывается заправским детективом – все это снискало спектаклю большой успех у зрителей. По словам критиков, «режиссеру удалось провести четкую грань, пройти по нити авторского замысла, насыщая его эмоциональностью, богатством красок образов в такой мере, чтобы комедия-детектив не превратила в пародию на детектив»

40-летие театра отметили спектаклем «Проснись и пой» и актерским дивертисментом. Подводя итог прожитым годам, члены коллектива констатировали в юбилейной газете:

Апофеозом правления Г.Жезмера на Камчатской сцене стал спектакль «Материнское поле» по пьесе Ч.Айтматова, поставленный в 1976 году в содружестве с Ю.Назаровым. «Материнское поле» - это акт поминовения суровых лет войны, вместивший слезы утрат, боли и светлую радость торжества вечной жизни. Он продолжает линию, намеченную «Солдатской вдовой», «Трибуналом» и другими спектаклями военной тематики, но отличается более символичной, даже мифологической формой. В центре спектакля – образ солдатской матери Толгонай в исполнении Г.Астраханкиной. Она пережила смерть мужа, трех сыновей и невестки. Ее отчаяние велико, и, кажется, жизнь потеряла смысл. Но слабость минутна, а жизнь вечна. У Толгонай подрастает внук, его уже взяли помощником комбайнера. Скоро он вспашет свое первое поле, посеет свой первый хлеб, и жизненный круг повторится. Поле и Хлеб – почти герои этой драмы, святые и бессмертные, как труд и жизнь. Особое значение в спектакле имеет образ Земли, которая страдает и побеждает вместе с народом. Режиссер усилил звучание этого образа и доверил роль Земли М.Соловьевой. Мощный драматургический материал, спаянный актерский ансамбль, талантливая сценография – все это обеспечило «Материнскому полю» огромную популярность у зрителя и критики. Высокий пафос спектакля – нерасторжимая связь семьи и Родины, материнского и народного счастья – оказался доступным всем зрителям, которые стоя рукоплескали театру во время выступлений в городе и гастролей по Дальнему Востоку.

Летом 1976 года театр отправился на гастроли. У театра появились постоянные поклонники на Сахалине, которые радовались очередному приезду коллектива. Впервые познакомились с хабаровским зрителем. Побывали на Командорах и Восточном побережье Камчатки. 150 спектаклей театра посмотрели более 13 тысяч зрителей.

Начало нового сезона театр отметил приходом главного режиссера Виктора Петровича Антонова, возглавлявшего до этого Калининградский ТЮЗ. Репертуарный план был богат на новые спектакли: готовились к постановке «Не стреляйте в белых лебедей» Б.Васильева, «Свои люди – сочтемся» А.Островского, «Венецианские близнецы» К.Гольдони, «Визит старой дамы» Ф.Дюрренматта, спектакли для детей. Юбилей В.П.Андрианова (70 лет со дня рождения и 40 лет на сцене) планировали отметить   спектаклем «Дальше – тишина» В.Дельмара.  

Первая постановка нового сезона – «Не стреляйте в белых лебедей» – продемонстрировала профессиональный рост режиссера Т.Сапего и обозначила поле поиска, в котором пребывал театр. Искусство стремилось не просто показывать современников, а искать среди них идеального героя. Таким оказался Егор, глубокая, духовно богатая натура которого вступает в непримиримый конфликт с бездушностью и цинизмом. В.Н.Новиков исполняет роль Егора, показывая зрителю не мечтательного чудака, а живого человека с динамичным внутренним миром и четкой мотивировкой поступков. Противника Егора, его свояка Федора, играет Владимир Стеклов, пополнивший труппу театра в этом сезоне. Слаженный ансамбль актеров создает на сцене удивительно глубокую историю, которая выглядит жизнеутверждающей, несмотря на гибель героя. Есть люди, разделяющие его образ мыслей, ценящие превыше всего красоту жизни. Именно за ними будущее.

Также были высоко оценены зрителями «Венецианские близнецы» в постановке Т.Сапего и Ю. Назарова, режиссерский дебют В.Антонова – «Багряный бор» по пьесе Л.Моисеева. Следующие годы были отмечены активной работой над классикой: в 1978-1979 гг. поставили «Бесприданницу», «Власть тьмы». А над «Мещанином во дворянстве» работал уже Феликс Тимофевич Демьянченко, недолгое пребывание которого на посту главного режиссера на рубеже 70-80 было отмечено как яркий период в жизни театра.

Несмотря на то, что в труппе многие считали, что с уходом Г.Жезмера ситуация ухудшилась, театр продолжал свое развитие, росли творческие показатели. Настоящую любовь к коллективу в эти годы доказывали зрители. Если в 1957 году спектакли посмотрели 93 тысячи зрителей, то в 1970 – уже 146! На протяжении всех семидесятых отмечается неуклонный рост этих цифр. Верность зрителей доказывает следующий факт: в ноябре 1971 года мощное землетрясение разрушило часть карниза над сценой, там зияли широкие трещины, но люди, пришедшие на спектакль, назло стихии заполнили зал до отказа.

Население Камчатки росло и быстро обновлялось, а значит, постоянно обновлялся зритель. Нередко этот обновленный зритель, приехавший на заработки на полуостров, уже был знаком с крупнейшими театрами страны. Областному драмтеатру приходилось вести непрерывную работу, чтобы сохранять высокий творческий уровень. В эти годы в театр зрителем захаживал Никита Михалков, уже всенародно известный актер и режиссер, проходивший военную службу в 1972-1973 гг. на крейсере Тихоокеанского Флота «Михаил Кутузов». Перед такими зрителями, да и перед обычными образованными людьми, волей судеб оказавшимися на Камчатке, нужно было держать высокую творческую планку.

Артисты отчётливо осознавали возложенную на них ответственность и кропотливо работали над совершенствованием мастерства. Рядом с корифеями театра - Андриановым, Васютиной, Астраханкиной, Соловьевой – трудилось талантливое пополнение 70-х годов: В.Савельев, С.Аввакумова, М.Я.Банчук, А.Д.Савельева, В.Кашнова, супруги Медведевы, В.Поэта, Е.Улыбина. В.Новиков, В.Стеклов. Все эти имена – настоящие легенды камчатского театра, кому-то удалось добиться и широкого всероссийского признания. Есть среди них и те. Кто до сих пор преданно служит нашему театру. Тогда, в конце 70-х., для многих из них только начиналась профессиональная деятельность. Живя в бурно развивающемся регионе, работая в бурно развивающемся театре, они еще не знали, какие сюрпризы приготовило им следующее десятилетие.

 

Глава 8

ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ: «ОТ ЭКСПЕРИМЕНТА – К ВЕРШИНАМ ИСКУССТВА»

80-е годы начались в спокойной творческой обстановке. За год вышло несколько интересных постановок главного режиссера Ф.Т.Демьянченко: «Эшелон» по М.Рощину , «Идиот» с В.Стекловым в главной роли. 1980 год был настоящим праздником для детей: вышли два замечательных спектакля, «Левша» Н.Лескова и «Потерянный праздник» по сказкам Г.Поротова. Художник Ю.Назаров создал для них яркую сценографию и костюмы, артисты работали слаженно, с удивительной самоотдачей. Эти спектакли запомнились не только маленьким зрителям, но и взрослым. Постановщиком «притчи русской про умельца тульского да про всякие чудеса и всего на два часа» выступил Ф.Демьянченко, а "Потерянный праздник" поставила Т.Сапего. Главный режиссер Ф. Демьянченко делал большую ставку на молодежь. Он давал дорогу молодой режиссуре: по-прежнему работала Т.Сапего, пробовали свои силы В. Зверовщиков и Ю.Погребничко. Для артистов он учредил особое мероприятие – "Вечер несыгранных ролей", в котором каждый мог попробовать себя в любимом драматургическом материале. "Вечер" был пробразом современных театральных лабораторий с их поисковым, экспериментальным характером. Артисты под руководством неистового режиссера, работали круглые сутки.

 
Близился полувековой юбилей коллектива. Круглую дату предварили творческим отчетом в Москве. Выступить на прославленной сцене Малого театра - об этом можно было только мечтать! С 16 по 30 сентября 1981 года театра театр представил московскому зрителю спектакли, выпущенные за два последних года и составлявшие основу репертуара. В гастрольной афише было семь наименований: «Штормовое предупреждение» В.Кудлина, «Эшелон» М.Рощина, «Мария Тюдор» В.Гюго, «Ретро» А.Галина, «Потерянный праздник» Г.Поротова, «Мещанин во дворянстве» Ж.Б.Мольера, «Идиот» Ф.Достоевского. В разноплановом репертуаре сосуществовали все жанры, кроме скучного: рядом с остросоциальной комедией стояли историческая драма и спектакль-реквием. Далеко не все спектакли отличались единством художественного замысла. Определенные нарекания вызывала постановка "Штормового предупреждения", сделанная более торопливо, чем другие спектакли. Но в остальном московский зритель тепло приветствовал Камчатский облдрамтеатр. В кассе осталось всего восемь билетов, труппу приветствовали постоянными аншлагами. Лирическая комедия "Ретро" в постановке Т.Сапего, история Марии Тюдор, постановки Ф.Демьянченко были очень высоко оценены. Столичных зрителей поразила талантливая работа Ю.Назарова. Посмотрев "Потерянный праздник", члены труппы Малого театра решились на неслыханный шаг: попросили у Назарова оставить им костюмы в дар как воспоминание о гастролях далекого театра.   Спектакли "Эшелон" и "Идиот" демонстрировали зрелую режиссерскую работу и выявляли новые грани таланта исполнителей.

 
Столичный театральный критик, старший консультант ВТО по Дальнему Востоку В. Оренов обозначил творческую обстановку Камчатского областного театра как «перспективную». Отдавая должное всей труппе театра, он обратил внимание на редкое дарование двух артистов - В.Грачева и В.Стеклова. В своих интервью он признавался, что долго думал, кого из них «сманить» на работу в Москву – и выбрал В.Стеклова. Позже, приезжая на Камчатку уже в 2000-е годы, он констатировал, что профессионализм В.Грачева неуклонно растет и совершенствуется. Значит, он остался действительно на своем месте. В.Грачев преданно служил театру вплоть до 2006 года, его талант был оценен присвоением звания заслуженного артиста РФ и медали Ордена "За заслуги перед Отечеством" II-ой степени. Судьба В.Стеклова сложилась иначе: в 1982 году он покинул труппу, чтобы добиться широкого признания на всероссийской сцене и экране. Артист, для которого не было проходных ролей, получил звание народного артиста РФ и едва не стал первым актером-космонавтом. В его профессиональных успехах Камчатский театр сыграл значительную роль, ведь именно здесь взращивался талант В.Стеклова на протяжении пяти лет, с 1977 по 1982 годы.

 
На излете советской эпохи театр был удостоен большой государственной награды. Заслуги коллектива в деле воспитания зрителя были отмечены вручением Ордена Дружбы Народов СССР. Награждение было приурочено к полувековому юбилею театра.Коллектив, за плечами которого была славная история, имел вполне определенные планы на будущее.

 Однако в начале 80-х уже наметились социально-исторические сдвиги, которые в последствии изменили весь образ страны, ее культурный и социальный менталитет. Происходила внутренняя подготовка к новому этапу, вошедшему в историю под названием "перестройка". А пока постепенно смягчались жесткие нормы отношений художника, критики, зрителя и государства. Для многих Дальневосточных театров была характерна постепенная ориентация на развлекательный репертуар.Подчиненность зрительским установкам обусловила повышенное внимание театров к комедиям и водевилям. Этот процесс не обощел стороной Камчатский театр, но все же здесь творческая жизнь складывалась несколько иначе. В сезоне 1984-1985 гг. на службу штатным режиссером в театр пришел Юрий Погребничко, достаточно молодой, неуживчивый, самостоятельный. Его спектакли сразу вызвали неоднозначную реакцию. Местные критики относились к ним настороженно, нередко враждебно. Столичная пресса и зрители, как правило, оценивали их высоко.

Ю.Погребничко явно полемизировал своим творчеством с установкой на то, что ядром репертуара должна стать «живая советская драматургия, решающая острые вопросы современности». Поработав с труппой и изучив петропавловскую публику, он настаивал на превосходстве классики, в инсценировках которой особенно ярко проявлялся уровень его мастерства. В 1985 г. театр взял к постановке пьесу Гоголя «Женитьба», в которой режиссер решился на «архисложные поиски сценического языка, адекватного фантастическому реализму Гоголя». Самобытное осмысление чеховского наследия представил режиссер в спектакле "Провинциальные свидания". В нем были объединены три произведения Чехова: ранний рассказ «Свидание хотя и состоялось, но…», одноактная шутка «Юбилей» и драматический этюд «Лебединая песня (Калхас)». Роль в последнем фрагменте исполнял мастер сцены В.Андрианов. Участие в этом спектакле стало для артиста пророческим: это была его последняя роль, к которой он относился с особым трепетом.  

 
Позже в летопись сценических постановок классики была вписана еще одна значительная работа. Пьесу «Лес» А. Островского Ю. Погребничко подал под новым названием «Нужна драматическая актриса». Ленинградская критика, посмотревшая постановку во время гастрольного турне, давала высокие оценки театру с далекой окраины: «Театр избирает изящный и художественно оправданный путь… путь не прост, не формален, не прием и не способ. ...Он возникает не из соображений и подсчетов, а из боли, из сегодняшнего ощущения жизни, возникает иной, чем у Островского… Одним из болевых импульсов к постановке «Леса» Островского для коллектива театра была их собственная театральная судьба: внутреннее сознание, что делают они высокохудожественные произведения, и очевидность того, что произведения эти, так или иначе, теряются в гуще нашего Всесоюзного Театрального Леса».
Критика непросто воспринимала выбор режиссера. Ему доставалось и за русскую классику, и за «зарубежку»: постановка «Чао!» М. Саважона, по мнению критики, не заслуживала тех творческих усилий, которые были на нее затрачены.

 
«Переломный» XXVII съезд партии требовал «живого» отклика искусства на перемены, происходящие в стране. Главная задача искусства виделась «в остроте поставленных проблем, страстности воплощения, художественной достоверности». К пресловутой «остроте» стремился театр всей страны, без исключения. Камчатская драма в 1987 г. берет к постановке пьесу Н. Погодина «Мой друг», где главный конфликт пьесы – «конфликт со злейшим врагом социалистической революции». Камчатская критика поддерживала коллектив в этом начинании, подчеркивая, что театр – это своеобразная модель общества, лаборатория, в которой изучаются нравственные параметры современника.

 
Самым оперативным откликом на решения партсъезда стал спектакль "Эффект Редькина». Эта обличительная пьеса А. Козловского, прошедшая в шести театрах Дальневосточного региона, повсеместно ставилась в гротесковом исполнении. Комедийный тон подачи образов несуна, пьяницы, бюрократа различных уровней, очковтирателей привлекал зрителей. Драматургический материал репертуара по своей гражданской тональности полностью соответствовал перестроечному духу общества. Но стремление к ярко выраженной публицистичности привело режиссеров и актеров к однообразию творческих приемов, стремлению к гротескности, буффонаде, постепенно перерастающей в иллюстративность, где игра актеров все более приближалась к плакатности. Острота и гласность в том виде, в каком ее подавал театр, зрителю скоро наскучили. «Эффект Редькина», поставленный в Камчатском театре в феврале 1986 г., в год постановки прошел на стационаре 19 раз, в 1987 г. всего трижды. В 1988 г. он был выведен из репертуара. Кратковременный интерес к «обличительной» пьесе был энергично оттеснен комедиями на лирико-бытовую тему и мелодрамами. В 1987 г. театр держал в прокате советские и зарубежные комедии: «Стихийное бедствие» Б. Рацера и В. Константинова, «Чао!» М. Соважона, «Двери хлопают» М. Фермо, «Филумену Мортурано» Э. де Филиппо. На фоне этого легковесного материала по-прежнему заметно выделялись спектакли Ю.Погребничко. На малой сцене поставили спектакль «Сторож» по пьесе Г.Пинтера о судьбе маленького человека. Фарсы и комедии вновь уступили место строгому жанру драмы.

 
Ю.Погребничко настаивал на том, что «театр должен, прежде всего, быть духовным университетом». Подтверждая это, он ставит вампиловское «Предместье», спектакль, который критика назвала «уроком доброты, веры   и порядочности». Иркутский драматург А. Вампилов, пьесы которого не теряют актуальность и сейчас, тогда активно инсценировался на всех профессиональных сценах Дальнего Востока. Однако, по мнению режиссера театр до конца еще не воспринял тонкую форму сценического общения, предложенную драматургом.

 
Экспериментальную эстетику Ю.Погребничко далеко не всегда принимала местная критика. Режиссеру напоминали о необходимости присутствия зрительского чувства и воображения, о "простоте" действия, которая будет более понятна публике. Актерам тоже было непросто соответствовать новым требованиям. Но в целом они с готовностью ответили на профессиональный вызов, который бросил им режиссер. Они готовы были мириться с неудовлетворительными жилищными и бытовыми условиями, но не с неудовлетворительной творческой обстановкой.

 
Спектакли Погребничко одержали грандиозную победу на зональном смотре во Владивостоке, были признаны на уровне региона, имели грандиозный успех на фестивале в Тбилиси и высокие оценки театроведов Ленинграда и Москвы. Однако для камчатской критики он остался, по меткому названию одной из рецензий (кстати, скорее хвалебной), «заблудившимся искателем».

 
Неприятие местной критики на благополучном творческом фоне, заманчивые предложения столичных театров вынудили режиссера покинуть Камчатский театр в 1987 г. Вместе с ним ушла и группа ведущих артистов, приезжавших в театр именно для того, чтобы работать с этим режиссером. Среди них - Лидия Загорская (супруга режиссера) и Валерий Прохоров.

 
Наряду с Ю.Погребничко с 1981 года осуществляет свои постановки В.Зверовщиков. Он создал разноплановые спектакли: "Мария Тюдор", "Кот в сапогах", "Трактирщица", "Не боюсь Вирджинии Вулф" и другие.

 
В период обновления духовной жизни общества назрела острая необходимость реформы театральной искусства. С 1986 г. происходит постепенная реорганизация системы государственного руководства культурой, принимаются правовые акты, определившие содержание перемен в этой сфере.    Проводятся конференции, где ученые театроведы активно говорят об экономических методах управления театром. Проведенное в 1986 г. исследование отраслевой социологической наукой Министерства культуры РСФСР продолжило разработки и одновременно предвосхитило общесоюзное опытное исследование «Театры страны в условиях эксперимента», осуществленное под руководством НИИ искусствознания в 1987–1988 гг. Эксперимент начался, театры региона в ожидании его результатов были весьма обеспокоены перспективами своего дальнейшего существования. В эти годы многие театры утратили атмосферу торжественности и праздничности. Камчатский театр открыл сезон вовремя, но город не торопился его отапливать. 28 октября 1987 г. на спектакле мерзли зрители и актеры. Но зрители не ушли из театра: стационарные постановки в 1987 г. характеризовались высоким процентом средней посещаемости – 93 % к планируемой, при полном их соответствии намеченным планам.

 
Коммерческое начало в театральном деле потребовало специалистов, способных ориентироваться в координатах нового мышления. В это время значимой для театра становится фигура директора Бориса Киркина. Он полагал, что репертуарная политика не может быть ярко выраженной. На Камчатке один театр, и он должен обеспечивать смотрибельным материалом всех зрителей, а репертуарная политика возможна лишь в ситуации выбора. Провинциальный театр обречен быть коммерческим. Данная политика привела к тому, что театр начал обращаться к кассовому современному материалу. Скандальный роман XX в. «Лолита» (по роману В. Набокова, инсценировка Э. Олби) впервые появился именно на Камчатской сцене. Камчатский опыт, первый в стране моментально разошелся по сценам других театров страны.

 
Ближе к переломным 90-м годам произошла смена героев сцены, отражающая   драматизм меняющегося времени. На рубеже 1980–1990-х гг. показ социального «дна» в театральных бестселлерах А. Галина, В. Мережко, Н. Коляды, А. Дударева сигнализировал о нравственной несостоятельности верховной власти, о ее конфликте с рядовым гражданином. «Дно», уголовный быт, криминальная, казарменная среда, проституция были представлены в литературе и театре как «жертвы существующего режима». Камчатский театр не остался в стороне и осуществил постановку "Вечера" А.Дударева.

 
С 1989 г. театры страны переходили на новую экономическую модель. В ней наиболее полно были реализованы принципы хозрасчета, и она содержала минимальное количество внерыночных ограничений. По мнению ее разработчиков и сторонников, такая модель должна была создать самые благополучные условия для творчества, для развертывания свободной творческой самостоятельности, для выявления и развития талантов, что естественным образом должно было найти свое отражение в театральном репертуаре.

 
Перемены могли бы поставить под сомнение творческую состоятельность труппы театра. Но коллектив работал в полную силу и каждый сезон давал большое количество выдающихся актерских работ. Завершил службу незабываемой "Лебединой песней" В.Андрианов. Новые грани таланта демонстрировали Г.Астраханкина, А.Савельева, В.Грачев, В.Новиков, З.Янышева. Хорошо проявила себя театральная молодежь – И. Зайцев, В. Кряковцев, Т. Артемьева, И. Артемьев, В. Катунин.

 
В соваторстве с Ю.Погребничко работал выдающийся художник Юрий Караулов, вместе с ним кочевавший из театра в театр. Интересно работала молодая художница Н. Анисимова, создававшая непривычные, подкупающие свежестью, лиричной праздничностью декорации, выполненные в стиле батика. В 1986 году приехала художница Леся Беспальчая, преданно служащая театру в настоящее время.

 
80-е годы стали самым противоречивым периодом развития Камчатского театра. Отчет в Москве, пафосное 50-летие с высоким государственным поощрением. Потом середина десятилетия, отмеченная ярким художественным экспериментом самобытного Ю.Погребничко. Этот короткий, но незабываемый для театра (особенно в контексте всемирной популярности режиссера) период сигнализировал о неизбежных переменах. В конце десятилетия - хозрасчетная система и вседозволенность рубежа 80-90-х. Начало и конец десятилетия располаглись на противоположных полюсах. Но несмотря на все перемены, артисты театра продолжали мужественно трудиться, и их героизм в служении искусству в меняющейся ситуации был не меньшим, чем героизм пионеров театра.
 

Глава 9

ДЕВЯНОСТЫЕ ГОДЫ: «СЕЙЧАС ТЕАТР ОСОБЕННО НУЖЕН»

Постановка новых организационно-творческих вопросов знаменовала попытки строительства режиссерского театра. В условиях, когда старая система приоритетов себя изжила, пришедшая ей на смену промежуточная прагматическая система, ориентированная на преходящий интерес и коммерческую отдачу, постепенно вовлекала режиссеров. Им необходимо было срочно переориентироваться на коммерческий интерес, а многие из них продолжали по привычке более отдаваться творчеству, только вынужденно оглядываясь на финансовый успех театра. Творчество, освобожденное от цензурного гнета, оказалось под гнетом экономическим. Впервые за десятилетия пришлось вспомнить о кассе и узнать о спонсорах, продюсерах, арендах и шоу. Камчатская драма открыла дискотеатр.

Попытки коммерческой деятельности, перспектива предпринимательства и спонсорства как залог выживания – все это как раз выпало на рубеж 1980-х – начала 1990-х гг. За два-три переходных года театру выпало множество испытаний, он нажил определенный опыт. Оказалось, что непросто совмещать предпринимательство и искусство. Камчатский театр пережил реформы (в несколько этапов), получил новые творческо-производственные права, ему были сняты ограничения на заработную плату и разрешено самостоятельное ценообразование.

Ощутив острую потребность в комедийном жанре, пользующемся популярностью у зрительской аудитории, администрация решилась на переименование театра. В 1992 г. он официально изменил статус, получив название «Театр драмы и комедии». Автоматически поменялась и творческая политика театра, на его сцене потоком ставились комедии, одна из которых – «Жизнь и удивительные приключения солдата Чонкина», инсценированная В.Зверовщиковым, получила высокую оценку самого автора. На сцене этого же театра поставлена пьеса М. Задорнова «200 000 за мужа», остросатирическая комедия «Генералы в юбках» по пьесе Ж. Ануя.

В.Зверовщиков продуктивно трудился на ниве драматургии. Его пьесы публиковались в России и за рубежом. В 1992 г. на сцене театра им впервые был поставлен спектакль по собственной пьесе «Трагедии первого этажа», первой части задуманной трилогии. Этот же спектакль автор инсценировал и в Сахалинском театре. Через три года в Камчатской областной драме состоялась премьера второй части трилогии.

В 1993 году театр отметил 60-летие. Сложное время не подточило силы коллектива, и к очередному юбилею он подошел в довольно сбалансированном составе. Репертуар театра, по словам директора Б.Киркина, был достаточно разнопланов и мог соответствовать разным зрительским запросам. В юбилейный год театр радовал публику не только востребованным легким жанром, но и серьезными постановками классики.

Со временем театр уходит от исполнительских повадок конца 1980-х гг., когда модно было «выворачивать изнанку» общества, постепенно возвращая себе право интеллигентной манеры подачи даже самых нелучших сторон жизни общества. Театр избегает гиперреализма на сцене, который начинает раздражать театрального зрителя. Камчатский театр взялся за постановку модной тогда пьесы «Мурлин Мурло» Н. Коляды. Приезжий режиссер В. Бородин сломал прежнее восприятие пьесы как «чернухи» и постарался сделать спектакль «о человеческой душе». Впервые на сцене этого театра столь проникновенно прозвучала тема божественного, финал постановки сопровождало «Великое словословие» А. Струмского.

Этот же режиссер осуществил постановку спектакля "Крошка", жанр которого можно определить как "мюзикл". Артисты драмы не имели профессиональных вокальных и хореографических способностей, и режиссеру пришлось провести колоссальную работу. Осваивая новый жанр, артисты “распевались” и “растанцовывались”. С перспективой дальнейшей работы в сфере музыкальных и танцевальных спектаклей решили ввести в штат балетмейстера.

Классический репертуар на сценах региона в эти годы был представлен драматургией Чехова и Островского. Своей версией чеховской «Чайки» отметился       и Камчатский театр драмы и комедии в 1995 г. Первыми зрителями премьеры стали жители таких немецких городов Южной Германии, как Штутгарт, Мюнхен и Баден-Баден, куда театр осенью выезжал с гастролями. Богатый репертуарный набор комедий, которыми располагал театр, не мог решить проблему презентабельности русского драматического искусства зарубежом. Нужно было иметь в репертуаре хотя бы одну работу, олицетворявшую связь театра с русской литературой, известной всему миру.

Самый большой успех выпал на долю камчатских артистов в Мюнхенском театре: актеров вызывали на поклон семь раз. Театральные деятели из Германии восприняли это как руководство к действию и попросили артистов приехать в Мюнхен в будущем году, поработать на коммерческой основе. По рекомендации «Арт-партнера» камчатцев сопровождала импресарио из Испании, в итоге они получили приглашение также и на театральный фестиваль в Испании с последующим турне по наиболее крупным городам.

В 1996 г. Камчатская драма, по признанию самого художественного руководителя В. Рыжакова, выпустила недостаточно спектаклей и не того качества, какого хотелось бы. «Грозу» отложили на будущий сезон по причине элементарного отсутствия средств. С трудом удалось выпустить детские спектакли. Театру не выдавали постановочные средства, и в следующем сезоне опять не удалось осуществить задуманные проекты: выпустили всего 4 премьеры, отложили постановку спектакля «Горе от ума». В 1998 г. в репертуар Камчатского театра состоял из 17 названий, в то время как раньше он включал в полтора-два раза больше спектаклей. Актерам нечем было платить отпускные. При этом В.Рыжаков отмечал выдержку, такт и редкое человеческое обаяние камчатских артистов. Однако в силу психологических обстоятельств они не могли полноценно отдаваться серьезному драматическому материалу. Вымотанные жизненными заботами, артисты были просто не способны играть трагедию, предпочитая проживать отвлеченные от реальности судьбы современников с других континентов земного шара.

В конце 1990-х на сцене появилась «Странная миссис Сэвидж» – грустная комедия Дж. Патрика в постановке худрука театра В. Рыжакова. Трогательная, смешная история о людях странных, обитающих в сумасшедшем доме, и людях, которых принято считать нормальными, но место которых явно в сумасшедшем доме, история о ценностях истинных и мнимых, и о том, как часто люди их путают. Как всегда, блистательна была нар.арт.РСФСР Г.Астраханкина в роли главной героини. В.Зверовщиков поставил "В следующем году, в то же время» – спектакль по пьесе Б. Слейда. Появились «Соус для гусыни» по мотивам пьесы С. Моэма. «Коктейль Честерфилд» («Загнанная лошадь») по пьесе Ф. Саган поставил Олег Викторович матвеев. Яркий режиссер не всегда мог найти контакт с труппой и шел через кнфликт, но результат себя оправдал: появился свежий спекталь с пленяющей сценографией и неповторимым актерким ансамблем. Психологическая драма «Лев зимой» по пьесе Дж. Голдмэна Была поставлена Юрием Чернышовым:

«Свободная супружеская пара» по пьесе Д.Фо и Ф.Раме, в советское время запрещенная, была поставлена В.Зверовщиковым и заявлена в театральной программке как «скандал в ритме танго». «Романтики» по Эдмону Ростану режиссера Александра Баранникова. Спектакль «Трудные родители» по пьесе Жана Кокто сослужил добрую услугу актерам, став свидетельством их мастерства перед случайно оказавшимися в зале французскими гостями. Режиссер Юрий Чернышев в соавторстве с художником Лесей Беспальчей поставили «Наш городок», спектакль по пьесе Торнтона Уайлдера, дававший, по мнению В.Рыжакова, "возможность читателю и зрителю постигнуть сегодняшний мир путем преломления времени".

В 1998 г. Камчатской драме пришло приглашение во Францию для награждения призом «Золотая пальма». Некая солидная французская ассоциация на основании оценок экспертов из Центра информационных данных в Париже, сделанных по результатам опросов общественного мнения, утвердила театр участником праздничных мероприятий в рамках ежегодного международного Дня театра. Камчатский драматический театр получил официальное послание от ассоциации «Monde Sans Frontiere» (Франция) – координатора программы «Партнерство ради прогресса». В программе праздника – обмен опытом с европейскими коллегами   и награждение участников вылитой из ювелирного металла «Золотой пальмой». Сам факт получения театром такой премии должен был проявиться в каких-либо новых формах творческого содружества с фестивальным театральным движением. Творческая группа, выезжавшая на фестиваль, получила ряд приглашений из разных городов России и мира.

На рубеже 90-2000-х гг. В.Рыжаков пставил свой последний спектакль на камчатской сцене - «Амазония, или Караул N 8» по пьесе Дмитрия Гласса. В 2000 г. театр вывез этот спекталь на Эдинбургский театральный фестиваль – представительный форум, проходивший в Шотландии и собравший более 120 театров мира, где Россию представлял только театр с Камчатки. В течение трех дней не понимающие по-русски зрители переполняли зал. Спектакль был высоко оценен и зрителями, и критиками: из пяти возможных, но редко присуждаемых звездочек, театр получил четыре.

Сразу по окончании Эдинбургского фестиваля с этим же спектаклем камчатские артисты отправились на малобюджетный фестиваль в польском городе Лодзь. Целью и задачей фестиваля было продемонстрировать поиск новых театральных форм. «Амазония…», по мнению жюри, соответствовал этим требованиям. Бразильский продюсер поблагодарил труппу за этот спектакль и пригласил показать его в Рио-де-Жанейро.

Годом позже, в 2001 г., камчатский театр выезжал на международный театральный фестиваль в Лос-Анжелесе. Американская сторона в лице президента фестиваля Одилла Барнса пригласила камчатскую труппу с полной оплатой дорожных расходов. Финансовую поддержку оказал американский благотворительный Фонд «Взаимопонимание». Театр пригласили адресно, с конкретным спектаклем – «Амазония…». В Лос-Анжелесе, как и в Эдинбурге, театральную Россию представляла единственная труппа с далекой камчатской земли.

Эксперт по региональным театрам В. Калиш, посмотрев в 2000 г. в Камчатском театре пять спектаклей, пришел к выводу, что «они разные по результату, но по художественному качеству они принадлежат одному театру, который исповедует позиции борьбы за человека… в содержательном, тематическом смысле театр стоит на позициях серьезного искусства, не развлекательного». Время эпатажа публики прошло, и в театре это хорошо понимали.

Возрождение духовной жизни происходило через возвращение к классике. Начиная с 1997 г. практически в каждый сезон театром выпускается премьерный спектакль по русской или зарубежной классике. В сезон 1997 г. на сцене Петропавловска-Камчатского спектакль «Любовь – книга золотая» по пьесе А. Н. Толстого; в 1998 г. – «Не от мира сего» А. Островского . Спектакль, поставленный приглашенным режиссером Алексеем Зябликовым, учеником Марка Захарова. Постановка шокировала зрителей своей формой, однако, по мнению худрука театра В. Рыжакова, зритель имеет право на знакомство с подобной стилистической направленностью. Театру необходимы новые идеи.

В 2000 г. в театре поставлены «Укрощение строптивой» У. Шекспира и «Доходное место» А. Н. Островского.

Каждый вновь приходящий в театр режиссер настаивал на своих художественных приемах, выражал свое творческое кредо и стиль работы с труппой, предлагал свое видение актуальных проблем режиссуры и формировал репертуар. В 90-е годы стало очевидно, что «политика» театра основана не на борьбе за социальную справедливость или за идеи меняющихся властей, для театра она извечна при всех режимах – тема нравственной чистоты человека. «Так было при Шекспире и при Островском, так будет и после нас», утверждал художественный руководитель театра Виктор Анатольевич Рыжаков.

Артисты как могли поддерживали это утвержедине, хотя, по общему признанию, Виктор Рыжаков расколол труппу. В 90-е в театр пришло много талантливой молодежи, но они сразу столкнулись с трудностями переходного периода. Однако многим из них удалось преодолеть себя и время и до конца остаться верными профессии. Среди них - артисты Аркадий Хозяйчев, Алексей Высторопец, Андрей Лепеев, Юлия Николаева, Светлана Шаврова, Наталья Исайкина.

Нужно отдать должное управленческому таланту Виктора Рыжакова. Он не только создал высокохудожественные постановки, составившие мировую славу Камчатского театра. Коммерческая жилка и чутье к успеху позволили ему держать театр на плаву в тяжелые годы. В конце века и тысячелетия он покинул Камчатский театр и уехал в Москву, где ныне возглавляет театральный центр имени Вс.Мейерхольда. Пришло новое время, в котором выбор репертуара уже можно было определять здоровым эгоизмом режиссера, а не рыночной обстановкой.

 

Глава 10

ДВУХТЫСЯЧНЫЕ ГОДЫ: "МЫ ПОДДЕРЖИВАЕМ ОГОНЬ В ОЧАГЕ БЛАГОДАРЯ ПОМОЩИ ЗРИТЕЛЕЙ"

После короткого безвременья начала 2000-х художественным руководителем театра стал Валентин Зверовщиков. Режиссер был уже давно знаком коллективу: его первые постановки появились на камчатской сцене еще в 1981 году. И хотя отношение к его спектаклям далеко не всегда было однозначным, в труппе режиссера принимали тепло и с симпатией. Оглядываясь на 80-летнюю историю театра, можно отметить, что должности художественного руководителя и главного режиссера - одни из самых мобильных в театральном коллективе. Срок службы на этих постах варьируется от нескольких месяцев до 6-7 лет. Пребывание на посту художественного руководителя В.Зверовщикова было одним из самых долгих: 8 лет, с 2002 до 2010 год. Это был по-своему характерный и творчески неделимый период, ознаменованный девизом: "Диктатура и еще раз диктатура, но диктатура добровольная. Если из театра убрать диктатуру, то он развалится в течение пары недель". Спектакли В.Зверовщикова отразили меняющийся характер времени и стабилизацию исторической реальности, когда после мощных социальных перемен наконец захотелось успокоиться и всмотреться в окружающих людей с их проблемами и чувствами, маленькими успехами и горестями. Людям, которые пережили коренную ломку социально-исторических стереотипов, наконец-то захотелось просто побыть людьми, а не соучастниками мировой истории. Для героев многих спектаклей на первом месте - семья, любовь, быт, через который просвечивает бытие.

Новый худрук пытался продолжить работу над созданием сбалансированного репертуара, в котором русские и зарубежные, класические и современные пьесы уравновешивали бы друг друга. Шекспир, Лопе де Вега, Чехов и Островский сосуществовали с Сигаревым, Архиповым, Деминой, Ладо. В сезоне 2002 года на сцене камчатского театра появляется У.Шекспир, «Сон в летнюю ночь» в постановке В. Зверовщикова, комедия, привлекающая как фантазией на тему любви, так и эпизодами "театра в театре", в которых сполна развернулся талант молодых артистов труппы. В 2005 снова выходит У.Шекспир - "Двенадцатая ночь" под названием "Время любить, или как пожелаете".

Почти половину репертуара занимала современная драма. Премьера 72-го сезона "Очень простая история" М.Ладо стала слаженным и трогательным спектаклем, по достоинству оцененным зрителем и журналистами. Из наивности исходного материала режиссеру удалось высечь искру человечности и настоящей любви. История о говорящих животных, пытающихся уберечь хозяев от опрометчивых шагов и спасти еще не рожденного ребенка хозяйской дочки, тронула зрителей.

72-ой сезон продолжился постановкой сигаревского "Детектора лжи", показавшего блистательное трио засл.арт.РФВ.Грачева, Е.Зориной и А.Сташевского. Спектакль по пьесе молодого уральского писателя, одного из наиболее востребованных ныне драматургов, стала в 2005 году лауреатом Всероссийского театрального фестиваля им. А.Вампилова.         

Знакомство зрителей с современной драматургией продолжилось постановкой спектакля "Дембельский поезд. Бог любит", объединяющего пьесы А.Архипова и З.Деминой. Спектакль в постановке приглашенного режиссера Сергея Стеблюка всколыхнул зрителей, но оказался тоньше, больше, умнее и трагичнее, чем ожидали от театра, в котором все-таки привыкли развлекаться. Возможно, поэтому слаженная постановка, в которой с чувством меры подана безмерная по сути трагедия, оказалась невостребована зрителем. Любимый всеми артистами "Дембельский поезд" прожил всего 2 сезона на камчатской сцене.

Постановки 72-73 сезонов "Ближе" П.Марбера под названием "Все люди делают это", Шекспировская "Двенадцатая ночь", переименованная во "Время любить", "Дульсинея Тобосская, любимая женщина Дон-Кихота" и другие     объединены одной идеей - поисками любви. Репертуар подбирался так, что даже спектакли других режиссеров ("Любовные письма", "Бойся женской любви...") были созвучны этому общему направлению.

Общее направление, заданное художественным руководителем, варьировалась в экспериментальных формах малой сцены, которую театр начал использовать более активно. Ежегодно появлялись несколько новых камерных постановок. Постановки на малой сцене позволяли театру работать почти каждый день, давали артистам возможность играть в будние дни, а не только с пятницы по воскресенье, когда наплыв зрителей был наибольшим. С профессиональной точки зрения моноспектакли типа "Как я съел собаку" позволяли молодым артистам совершенствовать свое мастерство. С другой стороны, художественный руководитель явно имел творческую предрасположенность к малой сцене, которая позволяла зрителю и артисту говорить по душам, вступать в более тесный контакт, чем масштабная постановка большой сцены. После успеха моноспектакля "Как я съел собаку" по Е.Гришковцу на малой сцене в постановке опять же В. Зверовщикова выходит чеховский «Дядя Ваня». Для спектаклей "Любовные письма" А.Герни и «Обломов» М.Угарова в постановке В.Таратынова вновь определили малую сцену. Малая сцена стала полем для экспериментов и приложения творческих сил молодых режиссеров и драматургов. Один за другим выходят "Эй, кто-нибудь!" У.Сарояна и А.Артемова, "Есть сигарета?" и "Так сказал Стас" А.Артемова и Д.Юшкова. Проследний из упомянутых спектаклей молодых драматургов появляется уже на малой сцене отреконструированного театра. Малая сцена нередко давала старт фестивальным спектаклям театра.

Коллектив пробовал свои силы и в масштабных театральных формах. Мечтой артистов давно был настоящий мюзикл, и в 2003 театр замахнулся на амбициозный проект - "Кабаре". Несмотря на вложенные средства и отдачу актеров, постановка интересовала зрителя только 2 сезона. Гораздо большим успехом пользовалась беспрецедентная акция 73-го сезона - постановка музыкального спектакля "Дульсинея Тобосская, любимая женщина Дон-Кихота" по А.Володину. Спектакль, созданный в соавторстве с камчатскими бардами С.Кинасом, С.Косыгиным, Д.Кравченко, был соткан из оригинальных песен и мог бы долго прожить на камчатской сцене. Но в 2006 году грянул настоящий гром для театра - планировалась его масштабная реконструкция...

Сезоны 2004-2006 гг. были насыщенными, интересными, зритель довольно активно голосовал рублем за постановки театра. Чтобы не сбивать коллектив с налаженного ритма, было решено проводить ремонт здания поэтапно. Артисты надеялись провести в родном помещении полноценный 74-ый сезон, но под новый год коллектив поставили перед фактом, что его придется освобободить. Причиной стала необходимость капитального сейсмоукрепления здания, которое сначала планировали просто отремонтировать. В декабре 2006 театр после долгих обсуждений все же решил открывать сезон. В интерьере ремонта представили нестареющую комедию Ж.Б.Мольера "Жорж Данден", сопутствовавшую театру с момента основания. История одураченного мужа с великолепными костюмами, выставленными ныне в театральном музее, была тем более очаровательна, что не дожила до конца реконструкции. Дни всех больших невыездных спектаклей были сочтены.

В начале 2007 года коллектив активно готовился к переезду. Временным убежищем стал ДК Строителей на ул.Рябиковской. Этот район по-своему очарователен, но совершенно не подходил для театра. В здании были едва оборудваны кабинеты, пришлось делать ремонт. Сцена ДК   подходила только для репетиций. Вид из окон - развалины близлежащих домов - не вдохновлял на творчество. Театр опять лишился своего дома, как в далеком 1936.

Юбилейный 75-ый сезон открывали очень поздно, 16 ноября, символичной премьерой - спектаклем "Девичник" по Л.Каннингем. В преддверии реконструкции в театре случилась серьезная кадровая потеря - уехали четверо артистов мужчин. Труппа начала приобретать выраженное женское лицо, и "Девичник" выражал горькую иронию по поводу состояния коллектива. Работали артисты в Доме Офицеров Флота. Именно эта площадка давала временный приют постановкам театра. Однако очень часто ДОФ приходилось делить с его хозяевами, военными. Холодным январским днем 2008 года артисты не могли пройти в гримуборные сорок минут, а зрители столько же стояли на морозе. Все ждали окончания собрания Военного Совета. Несмотря на задержку зрители не расходились. Чем сложнее ситуация, в которой находился театр, тем большую преданность проявляла публика. ДОФу также предстояла реконструкция кровли, и вскоре пришлось искать другую площадку. Театр мыкался по разным сценам: Дом Офицеров Российской Армии, театр кукол, залы школ, детсадов, институтов, в общем, все, кто мог принять и предоставить сносные условия для работы. Лишь бы только была эта возможность работать, хотя бы дважды в неделю. И это после почти полной недельной занятости в родном здании...

Несмотря на тяжелое время затянувшейся реконструкции, которая переросла в настоящее бедствие с многомиллионным бюджетом, театр продолжал ставить   спектакли, интересные зрителю. Нередко они были бедны сценографией и постановочными эффектами, костюмы собирались из кладовых театра. Однако "Стулья", "Оскар и Розовая Дама", "Сотворившая чудо", "Слишком женатый таксист" пережили реконструкцию, так же как долгожитель - "Изобретательльная влюбленная", которая радует зрителей уже одиннадцатый год.

75-летие коллективу пришлось встретить на подмостках ДОРА. Театр вернулся в родное здание только в начале 2010 года. Однако реконструкция надломила коллектив. Многие члены труппы не выдержали трудностей и уехали. Не все нашли лучшую судьбу, и часть артистов вернулась после реконструкции, но это не привело к резкому улучшению состояния труппы. Стабильность прежних лет, помноженная на стресс от реконструкции, стала стогнацией.

В.Зверовщиков еще продолжал возглавлять коллектив, но был истощен выматывающей работой, точнее, ее административной составляющей. В конце 2010 года он покинул свой пост, поставив прощальный спектакль "Три сестры" в довольно неожиданной абсурдной манере.

Глава 11

2010-ЫЕ ГОДЫ: «ДАЕШЬ ПОГОЛОВНУЮ ТЕАТРАЛИЗАЦИЮ НАСЕЛЕНИЯ!»

В 78-79 сезонах в театре, лишившемся художественного руководителя, осуществили постановки сразу несколько режиссеров. С.Стеблюк представил свою версию шекспировской комедии "Много шума из ничего" и "Серебряного копытца" Е.Пермяка.   А.Горбатый, уже известный по "Изобретательной влюбленной", вновь обратился к испанской драматургии XVII века в спектакле "Живой портрет". В постановке В.Бородина, давно сотрудничавшего с театром, вышел спектакль "Браво, Лауренсия!". Интересное прочтение гоголевской "Женитьбы" осуществил молодой режиссер из Санкт-Петербурга Денис Шибаев. "Женихи" в его постановке были выбраны для участия в благотворительной акции, которая впервые прошла в театре после реконструкции. Средства от премьерных показов, около 200 тысяч рублей, театр перечислил в Благотворительный фонд «Северное сияние» для адресной помощи детям Камчатского края, страдающим редкими заболеваниями.

Некоторое время пост главного режиссера занимал В.П.Таратынов, под началом которого прошла экспериментальная театральная лаборатория 2012 года, несколько подбодрившая приунывших артистов, обживавших новый театральный дом. Лаборатория была призвана не только активизировать внутритеатральную жизнь, но и показать возможности молодых режиссеров на ниве постановки современной драматургии. В лаборатории участвовали четыре режиссера: Дмитрий Егоров, Денис Шибаев, Евгения Сафонова и Всеволод Гриневский, продуктивно трудившийся на Камчатской сцене в течение 2012 года. В 79-80 сезонах он осуществил несколько экспериментальных постановок, построенных на талантливой игре молодой актрисы Елены Зориной.   Тандем Гриневского и Зориной подарил театру спектакли "Я жду тебя, любимый" и "Лисистрата". Эскиз спектакля "Марьино поле" по пьесе Олега Богаева, представленный Вс.Гриневским на лаборатории, в 2013 году перерастает в полноценную постановку и обещает стать заметным театральным явлением. Спектакль малой формы держится на трио замечательных актрис: заслуженных артисток РФ Татьяны Артемьевой и Татьяны Дерегузовой и народной артистки РФ Анны Савельевой, вернувшейся в театр после 7-летнего отсутствия.

Юбилейный 2013 год начался с серьезных перемен в театре. В январе 2013 года коллектив возглавил новый художественный руководитель - Антон Коваленко, режиссер из Санкт-Петербурга, выпускник Школы-студии МХАТ, ученик Камы Гинкаса.

За спиной молодого по традиционным меркам художественного руководителя - более полутора десятков успешных постановок в именитых театрах России и ближнего зарубежья: Государственном академическом Мариинском театре, Санкт-Петербургском академическом театре имени Ленсовета, Государственном драматическом театре «Приют Комедианта», МХТ им.А.П.Чехова, Центре им. Вс. Мейерхольда, Театре документальной пьесы ТЕАТР.DOC, Магнитогорском драматическом театре им. А. С. Пушкина и других. В поле интересов режиссера — творчество У.Шекспира, Н.Гоголя, А.Чехова и современная драма, от А.Архипова до Д.МакДонаха.

В Камчатском театре нового худрука ожидало серьезное испытание: к 80-летию театра нужно было подготовиться на должном уровне и в короткие сроки, за полтора месяца. Стало очевидным, что юбилейные мероприятия потребуют не только нового спектакля и актерского дивертисмента, но и радикального преображения внутренних помещений. Холодные помпезные фойе мало напоминали театральный интерьер и никак не ассоциировались с той жизнью, которую должен проводить театр в своем здании. Благодаря инициативе нового руководителя, которого отличает бережное отношение к истории, фойе пополнилось ретроспективной выставкой. Современные зрители впервые увидели портреты родоначальников Камчатского театра, сцены из редких спектаклей 30-40-х годов, зарисовки из жизни театра, которые ранее были доступны только в музейных архивах.

Работа над экспозицией отчетливо обозначила серьезную проблему театра — отсутствие полноценного архива и какого-либо внятного издания, в котором была бы изложена история театра. Многочисленные статьи, документы и фотографии имели разрозненный характер. Коллектив театра и ранее предпринимал попытки соединить в одной книге информацию за много десятилетий, но только в юбилейный год, благодаря инициативе и энергии А.Коваленко и директора И.Сидорова и при поддержке Министра культуры С.В.Айгистовой проект удалось реализовать.

Историческая тема задала тон и стилистике юбилейных мероприятий. Актерский дивертисмент в фойе и на сцене воссоздавал атмосферу 30-х годов, когда театр находился в авангарде культурных и социальных процессов.

К юбилею была осуществлена постановка, охарактеризованная самим режиссером как компромиссная. Времени на громкое заявление о своем творчестве не было, а порадовать зрителей было необходимо. На помощь пришла русская классика в лице ироничного лирика А.Чехова, с наследием которого у А.Коваленко давно сложились особые отношения. В спектакле «Жизнь прекрасна» по ранним чеховским произведениям режиссер выдержал ироничную интонацию драматурга, дополнив ее своими размышлениями о превратностях семейной жизни и относительности счастья.

В конце юбилейного сезона коллектив показал премьерные спектакли 2011-2013 годов хабаровским зрителям. Гастроли не только приятно разнообразили рабочий график театра, но и на примере иногороднего зрителя показали, какие спектакли репертуара вызывают наибольший интерес. Хабаровчане тепло приняли опыты молодых режиссеров – А.Коваленко, Вс.Гриневского, Д.Шибаева – тем самым подтвердив, что выбранное театром направление в сторону молодой режиссуры является перспективным.

Постепенно, по мере укоренения режиссера в театре, он стал искать на камчатской сцене воплощения своих сокровенных замыслов. Первым в списке планов значится «Тимон Афинский» У.Шекспира, идею постановки которого режиссер вынашивал в течение многих лет. Хрестоматийный девиз «Ищу человека» определяет историю Тимона Афинского, густо замешанную на философии кинизма. Главный герой ищет доверие, понимание и настоящую дружбу в мире, которым правит Золото. Он терпит поражение, горько разочаровывается и гибнет, но его пример навсегда меняет людей, которые были свидетелями этой драмы. Режиссер-постановщик определил жанр спектакля как «реальную историю», тем самым подчеркивая актуальность поставленных проблем, их созвучность современному миру, который ничуть не изменился со времен Тимона.  

Премьерный спектакль должен стать настоящим подарком для поклонников живого звука и оригинальной сценографии, созданной с помощью современной техники. Режиссер, испытывая тяготение к синтезу, будь то синтез идей или художественных решений, совмещает разные пространства. С минималистскими конструкциями, созданными художником Анной Федоровой, ученицей знаменитого О.Шейнциса, сосуществуют сложные видеоинсталляции, с классическим шекспировским текстом — авангардный русский рок. Их созвучие рождает особую поэзию, которая должна заинтересовать самую пресыщенную публику.

После премьеры «Тимона Афинского» театр собирается осуществить приближение к своему зрителю через один из самых радикальных видов современного искусства – документальный театр. Под лозунгом «Живому театру – живого автора» пройдет совместная акция Камчатского театра и московского творческого объединения «Культпроект». Работа «Культпроекта» по восстановлению связи театра с действительностью давно получила всероссийскую известность. Теперь и камчатские артисты вместе со знаменитым «культпроектовцем» Юрием Клавдиевым, выйдут на улицы нашего города, чтобы собрать материал для новой пьесы. Она будет написана и поставлена в течение нескольких дней, каждый зритель, высказавшийся о предварительном эскизе спектакля, получит возможность повлиять на его дальнейшую судьбу. В результате должен получиться спектакль о том, чем сейчас живет   Камчатка.  

Камчатский театр никогда не обходил своим вниманием юных зрителей. В новом сезоне их ждала сказка «Маленький принц» по одноименному произведению А.де Сент-Экзюпери.

В планах предстоящего сезона – сотрудничество с ведущими современными режиссерскими школами. Ученик С.Женовача Павел Зобнин представит свой вариант «Смерти коммивояжера» по пьесе А.Миллера. Камчатский зритель познакомится с творческим почерком воспитанников К.Гинкаса не только через постановки Антона Коваленко, но и Максима Кальсина, приезд которого ожидается весной 2014 года. Этих режиссеров объединяет свежий взгляд на классическую драматургию и интерес к современной драме. Это то перспективное направление, которое наметилось в 79-80 сезонах, которое поддержано нынешним художественным руководителем и должно привиться и дать плоды на камчатской сцене. В предстоящих сезонах театр намерен укрепить связи с Сахалином. Остров, который восемьдесят лет назад подарил нам первых артистов, снова ждет труппу камчатского театра в гости на гастроли и фестиваль «Сахалинская рампа».

События и планы предстоящего сезона наглядно показывают стремление театра приблизиться через художественный материал и историю героя к своему современнику. Эта тенденция характерна для всех ярких периодов развития театра: для его первых шагов в 30-е годы, для грандиозной Ленинианы В.Андрианова, для исторических экскурсов местной драматургии 50-70-х годов, для экспериментального прочтения классики Ю.Погребничко.      Оставаясь храмом искусства, театр перестает быть закрытым и доступным только для посвященных. Он больше не довольствуется молчаливым соучастием и готов сам идти навстречу своему зрителю, вовлекать его в сотворчество. У постановок будущего сезона есть все шансы остаться не просто в истории театра, а стать частью истории города и живущих в нем людей. Будем надеяться, что удивительная живучесть Камчатского театра, его способность противостоять судьбе и, словно корабль, лавировать в среди невзгод и находить свою гавань, поможет в этом и определит не только прошлое и настоящее, но и будущее театра.

 

Глава 12

Жизнь — это резонанс

Глава 12

В марте 2014 года художественным руководителем Камчатского театра драмы и комедии была назначена Анна Дмитриевна Савельева. Народная артистка России отдала работе в Камчатском театре несколько десятилетий. С 1973 по 2006 годы она бессменно служила в коллективе, достигла высочайших успехов в профессии и была отмечена высшими наградами и званиями. В то же время ей удалось получить опыт управленческой работы. В 90-е годы она работала заведующим труппы театра, с 2006 по 2013 годы служила в Департаменте социального развития городского муниципального образования г.Петропавловска-Камчатского в должности начальника отдела культуры. В 2013 году актриса вновь вернулась в театр. Будучи в ранге художественного руководителя, она была занята в текущих постановках и даже участвовала в фестивале «Сахалинская рампа» в составе спектакля «Марьино поле».

Однако большую часть времени художественного руководителя занимала административная и организационная работа. За шесть лет Анне Савельевой удалось продолжить работу по обновлению репертуара и выработке новой стратегии развития театра.

С 2014 по 2020 годы в театре успели осуществить постановки несколько известных приглашенных режиссеров, география работ которых охватывает всю страну от Калининграда до Владивостока. Многие из них работали с труппой театра не один раз. Так Борис Гуревич в соавторстве с главным художником Ленкома Марией Брянцевой в разные годы поставили две комедии: «Единственный наследник» и «Красавец-мужчина». Анна Фекета предложила коллективу новые пластические решения, обретшие форму психодрамбалета «Медея» и комедии «Всё ради женщин».

В 2015 году началось сотрудничество с режиссером из Санкт-Петербурга Егором Чернышовым, который поставил на сцене театра три спектакля.   Деревенская драма на военную тематику «Саня, Ваня, с ними Римас» по пьесе В.Гуркина появилась на сцене театра в канун 70-летия Великой Победы. Спектакль успешно шел в течение четырех лет и даже завоевал звание Лауреата Международного фестиваля им.А.Вампилова в 2017 году.

Постановка спектакля «Капитанская дочка» по мотивам произведений А.С.Пушкина в оригинальной инсценировке Егора Чернышова в 2016 году имела большой резонанс. Это единственный спектакль в новейшей истории театра, попавший в Long list Фестиваля «Золотая маска».

В 2017 году работа Егора Чернышова на нашей сцене продолжилась постановкой фантасмагории «Брат Чичиков» по одноименной пьесе Н.Садур. Отсмотревший спектакль Олег Лоевский отметил, что режиссера в этой работе отличает особая серьезность, которая прорывается сквозь комические и фантастические образы.

В том же 2017 театр пригласил на первую постановку молодого режиссера из Санкт-Петербурга Виталия Дьяченко. Спектакль «Дама с собачкой», созданный на основе оригинальной пьесы Аси Волошиной, вдохнул новую жизнь в пространство малой сцены. Впоследствии театр не раз приглашал режиссера для создания спектаклей малой формы. Огромный успех имела поставленная им комедия «Дура» с блестящим актерским составом. Спектакль «Клятвенные девы», в работу над которым был вовлечен женский состав труппы, до сих пор пользуется большой зрительской популярностью. Эта постановка была первым спектаклем, которым Камчатский театр заявил о себе на Фестивале театров Дальнего Востока в 2019 году. Сейчас Виталий Дьяченко служит в Приморском театре драмы в качестве режиссера и работает в нашем театре над еще одной постановкой малой формы - спектаклем «Бог резни».

Осенью 2018 года 86-ой театральный сезон открылся музыкальной комедией «Bon appétit, или Ужин по-французски» в постановке Олега Степанова. Режиссер, служивший ранее в Сарапульском драматическом театре, принял предложение работать на Камчатке. Так в 2018 году в театре вновь появился главный режиссер. За эти годы в постановке Олега Степанова вышло значительное количество спектаклей, он выступил организатором и идейным вдохновителем экспериментального проекта «PROчтение», инициировал проведение лабораторий и участие в новых грантовых программах. В ноябре 2020 года Олег Степанов сменил Анну Савельеву на посту художественного руководителя театра.

Всего за период 2014 – 2021 гг. было осуществлено сорок четыре постановки. Среди них –   классика мирового театра «Слуга двух господ» и «Трамвай «Желание», современная зарубежная драматургия «Калека с острова Инишмаан» и «Холостяки и холостячки», остро актуальные русскоязычные пьесы последних лет «Антарктида», «Ганди молчал по субботам», «Свидетельские показания», «Спасти камер-юнкера Пушкина» и пр.

Театр расширил свою фестивальную географию. Помимо Международного фестиваля им.А.Вампилова в г.Иркутск, традиционным участником которого является наш коллектив, появились новые фестивальные направления. Артисты театра выступали перед зрителями и экспертами фестивалей «Сахалинская рампа» (спектакль «Марьино поле», реж.Вс.Гриневский, 2014 год), Первого и Второго фестивалей театров Дальнего Востока (спектакль «Клятвенные девы», реж.В.Дьяченко, 2019 год; спектакль «Антарктида», реж.О.Степанов, 2021 год), питерского Фестиваля СТД РФ «Рождественский парад» (спектакль «Это всё она», реж.В. Заварзин, 2021 год), Амурского фестиваля «Территория детства» (спектакль «Русалочьи сказки», реж.А.Черепанов, 2022 год).

Участие в новых федеральных программах и грантовых проектах позволило коллективу значительно разнообразить свою деятельность. Еще при Анне Савельевой театр вошел в программу «Большие гастроли». Это открыло возможность привезти на Камчатку в 2016 и 2017 годах крупнейшие столичные театры. Московский театр «Школа современной пьесы» под руководством И.Райхельгауза и Московский академический театр им.В.Маяковского впервые выступали перед камчатской публикой в полном составе, а зрители увидели таких заезд театра и кино, как А.Галибин, Е.Симонова, В.Колганов и др.

Участие в Межрегиональной программе «Больших гастролей» сделало возможным обменные визиты между театрами разных регионов. В 2018 г. состоялись обменные гастроли между Камчатским театром и Иркутским академическим драматическим театром имени Н. П. Охлопкова; в 2019 году прошли аналогичные гастроли между коллективами нашего театра и Санкт-Петербургcким государственным театром музыкальной комедии.

Мероприятия, приуроченные к Году Театра в 2019 году («Театральный марафон», «Театральная Олимпиада»), помогли камчатским зрителям увидеть вне гастрольного графика работы лучших коллективов из разных регионов страны. Ближайшие соседи, Сахалинская область, отправили на Камчатку артистов Международного театрального центра им. А.П. Чехова с тремя наиболее известными наименованиями репертуара. А визит старейшего русского театра – Александринского – состоялся благодаря международному движению «Театральная Олимпиада». Артисты из Санкт-Петербурга показали два и провели творческую встречу со зрителями.

С 2019 года театр активно вовлечен в работу над грантами. Благодаря полученным грантовым средствам в мае 2019 года была проведена лаборатория «Классики-детям» с участием приглашенных режиссеров, критиков и театральных педагогов. Результатом работы стала постановка спектакля для семейного просмотра «Русалочьи сказки» и проведение образовательной программы для педагогов края.

Огромное подспорье в реализации значимых проектов оказывает театру грантовая программа для театров Дальнего Востока. Учрежденная в 2019 году, она открывает коллективам возможность познакомить зрителей с новой драматургией и молодой режиссурой. В течение трех лет существования программы Камчатскому театру трижды удалось получить грант. В 2020 году он был направлен на постановку спектакля «Ганди молчал по субботам» (реж.Р.Каганович), в 2021 – на спектакль «Свидетельские показания» (реж.Е.Маленчев). В 2022 году театр планирует   работать над спектаклем «Друг мой» (реж.С.Серзин).

Каждый раз премьерный показ грантового спектакля становится маленьким фестивалем современного искусства. В 2020 году премьера сопровождалась приездом драматурга Анастасии Букреевой, читками ее пьес и мастер-классом по основам драматургического мастерства. В 2021 г. на премьеру спектакля «Свидетельские показания» приехал автор пьесы Дмитрий Данилов – известный современный писатель, были проведены читки и обсуждения его пьес, а также мастер-класс и творческая встреча со зрителями.

Деятельность театра в последние годы направлена на установление новых контактов и преодоление географической изоляции. Этому немало способствуют визиты известных театральных критиков в рамках специальных программ Союза Театральных Деятелей РФ. Дважды за это время спектакли театра отсматривал Олег Лоевский   Лоевского (2014 и 2017 г.). В 2015 г. Репертуарные спектакли оценивали Елена Ковальская и Кристина Мельниченко. В 2021 г. эксперты Татьяна Джурова и Анна Шавгарова скрупулезно проанализировали пять премьерных постановок и вынесли вердикт: «Театр в хорошей рабочей форме».   

К началу 2022 года труппа театра пополнилась и обновилась и состоит из двадцати девяти человек. За прошедшие годы в коллективе появилось два новых заслуженных артиста: почетные звания получили Татьяна Авраменко (в 2014 г.) и Андрей Лепеев (в 2019 г.). В настоящее время в труппе состоят шесть артистов, имеющих звание «Заслуженный артрит Российской Федерации». Треть коллектива составляют молодые артисты в возрасте до 30 лет.

Помимо артистов, за сценой всегда работают несколько десятков сотрудников, без которых была бы невозможна встреча со зрителем. Театр приближается к своему девяностолетию в сбалансированном составе, полный планов и надежд на будущее, достойно прошедший через испытание ковидной пандемией и виртуальными формами работы.

И конечно, и в предъюбилейный сезон, и в юбилей, всегда и везде, мы ждем встречи с вами, дорогие зрители!